Загнали в уголь: куда пропало твердое топливо?

Сейтказин Ардак

Северные и южные регионы страны лихорадит из-за сильного дефицита

Фотоколлаж AR

Дизель, бензин, газ. Вслед за ними дефицитным товаром стал и уголь в стране. Железнодорожные тупики пусты. Если и завозят товар, то только парочкой вагонов, которые раскупают втридорога за несколько минут. И это в самый разгар подготовки к зиме. Что же будет, когда ударят первые холода?

Причем, ранее о возможном дефиците угля предупреждали в КТЖ. Так, по данным нацкомпании, с начала подготовки к отопительному сезону, а именно с мая по август и 15 дней сентября 2021 года, по сети КТЖ было погружено 36,4 млн тонн каменного угля. План был выполнен на 101%. При этом ряд регионов, по сведениям КТЖ, не выполнил план по погрузке угля: среди них Восточно-Казахстанская, Павлодарская, Южно-Казахстанская области и Нур-Султан. КТЖ уже с июня подгоняет регионы и угольщиков, уговаривая заранее грузить твердое топливо.

Сообщалось даже о создании оперативного штаба со всеми заинтересованными сторонами. Но судя по последним новостям, некоторые регионы не вняли...

«В сентябре угольные разрезы заявили о перевозке 8,7 млн тонн угля. Однако в ТОО «КТЖ – Грузовые перевозки» считают, что необходимо грузить не менее 8,8-9 млн тонн ежемесячно, это позволит исключить дефицит подвижного состава и напряженность в перевозках угля поздней осенью и зимой. В целом, в этом году запланировано перевезти 103 млн тонн угля, в том числе внутри страны – 71 млн тонн, на экспорт – 32,5 млн тонн», – говорилось в сообщении.

Кто виноват в ситуации – добывающие компании, посредники или перекупщики? В ситуации разбирался корреспондент Azattyq Rýhy.

Наша страна входит в десятку крупнейших угледобывающих стран в мире. Несмотря на столь почетное признание, каждый год ближе к холодам твердое топливо у нас дорожает. Пока оно доберется (и доберется ли вообще) до потребителя, ценник может вырасти в два раза.

В северных и южных регионах люди несколько недель не могут закупиться углем, простаивая в очередях с 5 утра. Фирмы, заплатившие заранее, и те не могут добраться до товара – водители в КамАЗах спят уже по трое суток. На этот железнодорожный тупик должны прийти два вагона, а это всего лишь 120 тонн, которые тут же разберут либо компании, либо перекупщики, не оставив ничего людям. Уголь с разреза «Каражыра» здесь продают по 15.5 тысяч за тонну.

На некоторых столичных точках топливо отпускают только по 5-6 тонн в одни руки. Доставка тоже недешевая – 30 тысяч. Пару таких закупок и уголь становится чуть ли не золотым. Такая обстановка – как привет из 90-ых: товары по талонам и только определенное количество в одни руки. И если дефицитными в то время были джинсы и гречка, то сейчас – это все виды горючего.

«У нас даже тонны не достать», «Как инвалиду купить уголь, если доставка только стоит половину моей пенсии? С ума сошли от жадности», «Почему уголь дорогой и недоступный в угольной стране?», «Кто где купил уголь? Уже неделю ищем, нигде нет. Звоним на 109, тоже не знают», «Топить нечем, не могу вторую неделю купить уголь, помогите», – пишут люди в соцсетях.

Корень этой проблемы далеко не в добывающих компаниях, говорит экономист Петр Своик, который поможет нам разобраться в причинах сложившейся ситуации. По его словам, объемов добытого сырья у нас достаточно и ценники у добывающих предприятий адекватные. Тонна угля с разреза «Шубарколь комир», к примеру, стоит 5800 тенге, а популярная каражыринская марка не превышает 4500 тенге.

Но по пути от карьера до покупателя топливо дорожает в 2-3 раза. Сравните сами: шубаркольский уголь на ж/д тупиках продают по 13-16 тысяч, каражыринский – 12-15.5 тысяч. В прошлом году ценники были на 9% ниже.

«Запасов угля у нас достаточно. Надо еще иметь в виду, что электростанции и бытовые потребители пользуются разным углем. Электростанции у нас, в основном, сжигают экибастузский уголь, который в наших печках не горит. Потребителям отгружают другой уголь – семипалатинский, карагандинский, более качественный. Но и того, и другого угля в физическом объеме более, чем достаточно. Мощностей по его добыче тоже более, чем достаточно. То есть говорить, что у нас что-то запирают и от этого уголь дорожает – нет таких запоров. Одна из причин такого положения дел – специально накрученная частная личная прибыль», – объясняет экономист Петр Своик.

Список тех, кто накручивает эту прибыль, длинноват: это посредники, торгующие на угольной бирже спекулянты, поставщики, розничные продавцы с железнодорожных тупиков. В общем, свою «копейку» сверху накидывают все, кому не лень. Плюс ко всему, тарифы увеличивают компании по транспортировке. И как вишенка на этом отвратительном торте – перекупщики, которые взвинтят цены чуть ли не на 100%.

А в этом году к своим внутренним проблемам добавились еще и внешние – на нас влияет сильнейший энергетический кризис в мире. В Европе резко вырос спрос на уголь. Сейчас тонна топлива стоит у них 203 доллара, хотя в марте прошлого года не превышала 40 долларов. 

«Сейчас во всем мире острый дефицит угля. В Европе его цены подскочили в три раза. Причем его реально физически не хватает. Россияне срочно увеличивают мощность своих отгрузок. И очень острая ситуация в Китае. Китай вообще великая угольная страна. Китай – чемпион мира по добыче, по сжиганию угля, а также по размеру и производительности своих шахт. Но тем не менее, сейчас угля не хватает, и они активно закупают уголь у нас. И это, безусловно, тоже сказывается. Может мы заграницу и не так много угля отправляем, но, тем не менее, поставки за границу увеличились, и они тоже накладываются.

А переориентация на внешние рынки как физическая, так и моральная, играет большую роль. Те, кто занимается углем у нас, считают: «Ой, он в Европе дороже стал, в России в два раза подорожал, в Китае подорожал, а что мы тут сидим, рот разинув? Ну-ка, давайте тоже поднимем», – пояснил Петр Своик.

Объяснение такого положения дел простое: излюбленные европейцами возобновляемые источники энергии показали себя хуже из-за безветренной погоды. Холодная зима опустошила запасы, а эпидемия и слабые ожидания по поводу спроса привели к сокращению добычи. Плюс еще не рассчитали, что восстановление экономики после ковида окажется очень резвым. Вот спрос на энергию и превзошел все расчеты.

«Пережали ее, эту «зеленую» экономику. А так обстоятельства сложились, что лето оказалось не совсем стандартным – ветра было мало, который вырабатывал эту энергию. Зима прошедшая доставляла неприятности – было излишне холодно. вот европейцы и убедились, что ветровой и солнечной выработки недостаточно, надо дополнять традиционную энергетику и вот пошла отдача такая, что уголь опять в цене. И плюс еще выздоровление от ковида», – подытожил Своик.

Но если Китай достаточно организованно выходит из ситуации, то у нас и в соседней России обстановка по-прежнему острая. Поэтому властям не стоит недооценивать ее – если энергетического коллапса и не будет, то сильное удорожание вполне может подстегнуть инфляцию.

Жан МУРЗА

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.