Рапорты, взрывы, коррупция: удастся ли Бектанову «оживить» Минобороны?

Azattyq Rýhy

Настало время для хладнокровного анализа событий – от Арыси до Байзака

Итак, в первой части материала мы попытались проанализировать, так сказать, переход от событий в Арысе в 2019 году к серии взрывов в Байзакском районе Жамбылской области уже в 2021, передает Azattyq Rýhy.

Ниже с помощью политологов Расула Жумалы и Замира Каражанова нам предстоит оценить работу теперь уже экс-министра обороны Нурлана Ермекбаева, попробовать определить степень его вины в случившейся трагедии, а также приглядеться к его преемнику – новому главе ведомства Мурату Бектанову.

Отставку Ермекбаева наш первый собеседник считает абсолютно логичной. Правда, с конкретной оценкой Жумалы спешить не стал – в силу закрытости оборонного ведомства, да и не только. Власти в целом, по его мнению, грешат этим.      

«Я самого министра Ермекбаева очень редко наблюдал, что он где-то выступал, давал интервью. Снова же, если мы смотрим на опыт демократических стран, все-таки министр обороны, глава Пентагона – это не весь в себе, не люди в футляре. Несмотря на специфику этой сферы, о чем я говорил, они достаточно часто выходят перед публикой, отвечают на те или иные вопросы.  Нравится кому-то или нет, но это делается. Тот же российский министр обороны Шойгу, тот же глава американского Пентагона, прежние коллеги Ермекбаева. То есть большой момент именно с недостатком информации – что за его период было сделано хорошего, а что плохого у меня особой информации нет. Другое дело, за этот период я не замечал каких-то серьезных, хороших новостей. Во всяком случае в нашем оборонном ведомстве. О том, что были проведены образцовые военные учения. Обычно же такими показателями измеряется то, что было достигнуто. Как дела обстоят в перевооружении, техническом оснащении нашей армии, какие виды вооружения были закуплены, какие контракты были подписаны, насколько наша армия стала сильнее – вот таких хороших новостей я не слышал», - констатирует Жумалы.

При этом, политолог подчеркнул, что общество в целом, и власть в частности, должны быть далеки от того, чтобы считать панацеей смену одного руководителя на другого. По той простой причине, что не один министр несет ответственность за ту или иную недоработку, за то, или иное ЧП. Проблема комплексная, и решать ее, соответственно, тоже нужно комплексно.

«Он получил то наследие от своего предшественника, которое он получил. Наверное, действительно масштабы проблемы, с которой он столкнулся в виде тех же военных складов, вряд ли могут быть решены в течение 1-2 лет. Это слишком масштабная проблема. Слишком огромное наследие военных складов, вооружения, техники осталось нам в наследство от Советского Союза. Утилизацией этого огромного массива все эти годы, на протяжении 30 лет, наше Министерство обороны занималось. Плохо, хорошо, но занималось. Так что вменять всю вину министру, который только последние 2-3 года возглавлял оборонное ведомство, наверное, неправильно. Это системная проблема.

Системная проблема, которая касается деятельности Министерства обороны, но не только. Это и Министерство по чрезвычайным ситуациям, это различные охранные ведомства, это местные администрации, которые так или иначе соприкасаются с этим. И системная проблема должна решаться системными решениями, а не единичными кадровыми рокировками. Поэтому вина здесь не только министра, вина в целом и центрального, и местного исполнительных органов власти, которые должны были за этим следить», - убежден политолог.

Солидарен с коллегой Замир Каражанов.

«Это синдром, характерный для этого министра и для предыдущих. Потому что построить, отрегулировать – это не так сложно было сделать. Вы знаете, у нас в Казахстане и более сложные делали технические сооружения. Это нам было под силу, но, тем не менее, произошло то, что произошло. То есть надо было ему реформы делать в армии. В рамках этих реформ и модернизировать все технические сооружения, которые имеются на балансе нашей армии.

Что еще об армии сказать? Там не все так плохо. Знаю, что списанные боеприпасы уничтожались, эти объекты у нас более-менее современные. Но, почему-то склады у нас устаревшие. Ну и получается вот такой результат, то, что время от времени происходят взрывы», - считает Каражанов.

Теперь сосредоточимся на фигуре нового министра обороны. Что нам известно о Мурате Бектанове? Пока кроме сухой биографии, фактически ничего, это надо признать. С 1983 по 1984 годы проходил срочную службу, в 1988 году окончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. После – карьерный рост. Таким образом, можно сказать, что Бектанов прошел путь от рядового до министра обороны.

Но какова его роль в трагедии, случившейся в Байзакском районе? Неужто Ермекбаев единолично принимал «неверные» решения?

«Он (Бектанов – AR) несет одинаковую ответственность с экс-министром Ермекбаевым. В этом, да, есть определенная логика, поскольку он был его заместителем, а до этого начальником Генерального штаба. То есть разделяет эту ответственность. И вполне обоснованные вопросы: почему его назначили и неужели не нашлось никого другого? Здесь, мне кажется, палка о двух концах. С одной стороны, да, давайте кого другого – может это и правильно. Но, с другой стороны, а кто этот другой? Вовсе человек со стороны, который не знает эту кухню, который не вхож в эти дела? А может ли он лучше справиться? Да я в конце концов говорил уже о системной проблеме, в которой всех собак вешать на одну персоналию, наверное, не совсем правильно. А где их взять – совершенно другого со стороны? Не развалит ли он еще все хуже… И вторая сторона проблемы заключается в том, что у нас вообще система кадровых назначений, несмотря на все заявления и обещания, еще остается не совсем прозрачной и непонятной», - полагает Жумалы.

«Да, он (Бектанов – AR) тоже несет ответственность за то, что произошло. Потому что через него, через его руки проходили все документы и все сообщения. Министр обороны же не на руки, минуя подчиненных, получал все эти рапорта! Через зама шли все эти сообщения о том, что все замечательно. Естественно, он тоже должен нести ответственность. По большому счету, даже если брать советский период, когда такое ЧП происходило, снимали с должностей всех людей, которые так или иначе курировали эти вопросы. То есть не одного человека, самого главного. Снимали с должностей его подчиненных и подчиненных его подчиненных. Шло полное обновление того состава, который довел ситуацию до кризиса и кризис дал о себе знать. Конечно, если у нас будет так идти кадровая политика, то возникает очень много вопросов», - выразил мнение Каражанов.

К слову, о непрозрачности кадровой политики говорил и Жумалы. Это тот самый случай, когда другого не дано – все аргументы в пользу того или иного умозаключения основаны на конкретике.

Что же касается упомянутого выше карьерного пути Мурата Бектанова, который, напомним, в отличие от своего предшественника является кадровым офицером (Ермекбаев тоже отслужил, но по образованию является химиком, инженером-экономистом. Полный курс по программе «Военное искусство» он прошел лишь в 2019 году), по мнению экспертов, не гарантирует оборонному ведомству процветания.  

«Это ни о чем не говорит. Мы знаем, что в других странах министры обороны – вообще люди гражданские и там, где-то на уровне генерального штаба начинают сугубо военные занимать должности. Вы сами знаете, в истории Казахстана очень много было (кадровых военных – AR) и, тем не менее, мы до сих пор пожинаем плоды этих людей. Там просто надо всю систему менять. Усиливать контроль над деятельностью этого министерства. Чтобы само министерство всегда чувствовало риск того, что такие явления могут выявиться и они сами станут жертвами своей расхлябанности. Здесь не в личностях дело, а в самой системе, которая в данный момент есть и которая, в конце концов, привела к таким событиям, которые у нас были на военных складах», - отметил Замир Каражанов.

«Мне кажется и наш, и мировой опыт говорит о том, что возглавлять оборонное ведомство поручать только военным это не есть показатель конечного успеха. Это не есть гарантия эффективности такого руководства. Более того, когда мы говорим о развитых странах, таких как США, Канада, Западная Европа у них наоборот, особенно последние лет 15-20 приоритет делается на то, чтобы оборонное ведомство возглавлял гражданский, который рассматривал вопрос не с точки зрения только оборонных и силовых вопросов, но и с точки зрения совмещения с общегосударственными интересами. Если обратите внимание, министр обороны ФРГ вообще женщина из гражданских, министр обороны Великобритании гражданская. Фактически все страны Европы. Так что говорить о том, если бы, допустим, гипотетически на эту позицию был назначен гражданский и он плохо справлялся бы, ну это не всегда имеет однозначный результат. Но, тем не менее, когда во главе оборонного ведомства профессионал, который знает эту сферу изнутри, который прошел все ступени, наверное, в этом больше плюсов, чем минусов», - полагает Расул Жумалы.

В заключение оба спикера отметили, что ведомству не обойтись без реформ. Кто бы его не возглавлял. Другое дело, что реформы эти должны быть не ради галочки, не ради красивых рапортов, а ради сохранения жизней. Для обеспечения безопасности Родины в конце концов.

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.