Срочная новость50 педофилов вышли на свободу в Казахстане с начала года

Распад «евразийской тройки». Что будет с ERG после кончины Ибрагимова?

Azattyq Rýhy

Горно-металлургическая империя пошатнулась

Фотоколлаж AR; фото: erg.kz

Александра Машкевича, Патоха Шодиева и покойного Алиджана Ибрагимова называли «евразийской тройкой» – по названию созданной ими компании Eurasian Natural Resources Corp. (ENRC), которую в последующем они переименовали в Eurasian Resources Group (ERG). Все трое – друзья-бизнесмены, которые контролируют горно-металлургическую империю. Им принадлежат 60% акций компании. Остальные 40% – у правительства Казахстана. Повлияет ли смерть одного из акционеров на благосостояние страны и что будет дальше с корпорацией, разбирался корреспондент Azattyq Rýhy.

Скончался один из богатейших бизнесменов Казахстана Алиджан Ибрагимов

ERG представляет треть горно-металлургической промышленности Казахстана. Корпорация – один из главных поставщиков электроэнергии в стране и крупнейший железнодорожный оператор в Центральной Азии. Она лидирует по производству высокоуглеродистого феррохрома и является одним из крупнейших поставщиков железной руды, глинозема, алюминия в странах СНГ, а также ведущим производителем меди и кобальта. Группа представлена в 15 странах.

В Казахстане у нее множество крупных предприятий: «Казхром», «Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение», «Алюминий Казахстана», «Казахстанский электролизный завод», «Евроазиатская энергетическая корпорация», «Шубарколь комир», Транспортная группа «ТрансКом», «3-Энергоорталык» и ERG Service.

По 20.7% акций ERG – у Александра Машкевича и покойного Алиджана Ибрагимова, 18.6% – у Патоха Шодиева, 40% – у правительства Казахстана. 

Беспокойство за будущее компании возникает из-за того, что Ибрагимов был одним из главных акционеров и единственным из троих друзей, у кого было казахстанское гражданство. Машкевич – гражданин Израиля, а у Шодиева бельгийский паспорт. Преимущество при жизни Ибрагимова все-таки было на стороне Казахстана. Сейчас же не исключено, что кто-то из акционеров либо другие иностранные инвесторы захотят завладеть долей Ибрагимова.

В то же время экономист Арман Байганов считает, что поводов для переживаний нет. По его словам, активы и акции Ибрагимова перейдут по наследству его родным, если только он не указал в завещании третьих лиц. И лишь те, кому достанется доля ERG, будут решать – продавать акции или управлять ими дальше от имени семьи Ибрагимовых.

«Я считаю, что никаких изменений в работе корпорации не будет. Если был бы контрольный пакет акций, тогда другое дело. Если наследники захотят продать акции другим, зарубежным инвесторам, тогда возможно, политика компании поменялась бы. Здесь лишь два исхода я вижу: родственники дальше будут управлять, либо они предложат право выкупа другим совладельцам – Машкевичу и Шодиеву. Но нельзя, конечно, исключать, что они могут продать акции и сторонним организациям. Но это маловероятно. И нужно еще не забывать, что он, возможно, при жизни написал завещание. Обычно олигархи стараются при жизни писать завещания, разделить между родными имущество, чтобы не было склоков между ними.

Правительство, кстати, тоже может купить эти акции, если наследники Ибрагимова захотят их продать. Это хороший момент для правительства Казахстана. Оно может поторговаться и по хорошей цене сделку закрыть. Увеличив долю, контрольный пакет акций будет у него. Для него это хороший момент, чтобы вернуть контроль над компанией. Но в этом случае возникает угроза для других собственников. Обычно правительство – не самый лучший управленец. Поставят какого-нибудь управленца, который будет контролировать все госзакупки и прочее и станет компания практически государственной. Из-за нерыночных механизмов компания может пострадать», – считает экономист Арман Байганов.

За юридическими тонкостями мы обратились к Максиму Мостовичу. Юрист подробно объяснил, как и кому имущество может перейти по наследству.

«Все имущество передается по наследству – детям, родителям, супруге. Соответственно, не стоит забывать, что они наследуют не только имущественные права, но и обязательства, долги. Поэтому бывает иногда такое, что когда сумма долгов превышает сумму имущества, которое передается по наследству, то наследники пишут отказ от наследства. В такой ситуации имущество вместе с долгами передается государству.

Само вступление в право наследования – длительная процедура, которая осуществляется по истечении 6 месяцев. Если человек при жизни написал завещание, то право наследования тоже вступает в силу через полгода. Другое дело, что там процедура уже немного другая – там наследодатель может перераспределить доли, может оставить все имущество одному кому-то из своих наследников, может даже не родственников указать, а вообще третьих лиц, может вообще завещать все детскому дому или государству. Здесь полное волеизъявление его. Все от него зависит», – разъяснил юрист.

Экономисты предполагают, что скорее всего Ибрагимов завещал все свои активы родным. Но никто не взялся прогнозировать, какие шаги они предпримут – оставят себе или продадут. Для этого, говорит экономист, политолог Петр Своик, нужно знать кухню компании и все закулисные интриги, в которые обычные люди не посвящены. К тому же не стоит забывать, что компания сильно политизирована, несмотря на то, что государство владеет лишь 40% акций.

«Все очень сложно. В таких делах смерть одного человека может ничего не значить, его легко заместить. И может значить очень многое. Условия различных сделок, возможно, где-то на бумажке записаны и зафиксированы в нотариальных конторах, не обязательно местных. А где-то может быть просто оговорены на словах. И в этом смысле договоренности важны в том случае, если есть обе стороны. Когда с какой-то стороны что-то хотя бы частично меняется, возникает вопрос – а это серьезная пробоина и потонет ли судно договоренностей из-за этой пробоины или нет, все в порядке, все резервные механизмы от такого рода событий уже задействованы и отряд не заметит потери бойца? Что именно произойдет во время этого несчастного случая, мы можем только увидеть потом», – отметил Своик.

И напоследок напомним, что в 2019 году журнал Forbes оценил состояние Ибрагимова в 2.3 миллиарда долларов.

Помимо доли в ERG, бизнесмену также принадлежит 33% в «Евразийской финансовой компании» (в составе Евразийский банк; страховая компания «Евразия»), 33% в «Евразийской промышленной компании» (ТОО «Аэропорт Боралдай»; ТОО «Альтаир Эйр» – аренда земли, ангаров; гольф-клуб «Жайляу») и 33% в «Евразийской производственной компании», которая контролирует не меньше 17 организаций, работающих в сферах водоснабжения, производства и передачи электроэнергии, аренды торговых и офисных помещений, авиационно-технического комплекса, оптовой торговли.

Ромина МАКАРИМОВА

Вам будет интересно
«В ЕНПФ – ни ногой»: эксперты объяснили, почему очередную задумку фонда ждет провал
Как казахстанцы встретили российских пропагандистов
Русский центр в Караганде: очередная провокация депутата Никонова?