Срочная новость«Казахской культуре чужда диалектика развития» - писатель

Гибель рыб и тюленей, аварии и огромные расходы: аналитики оценили полное освоение Кашагана

Azattyq Rýhy

Полное освоение месторождения ожидается после 2042 года

Фото: total.com, zefirka.net

Консорциум North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) планирует довести суточный объем добычи нефти на Кашагане до 1.1 миллиона баррелей. Это в два раза выше сегодняшнего уровня. Но если у нефтяников новость вызывает лишь восторг, то у экспертов нефтегазовой отрасли только разочарование и тревогу, передает корреспондент Azattyq Rýhy.

Для справки: участниками консорциума NCOC являются: АО «НК «КазМунайГаз» (16.88%), Eni, ExxonMobil, Shell и Total (по 16.81% каждая), CNPC (8.33%) и Inpex (7.56%).

Этим летом исполнилось 20 лет с момента открытия нефтегазового месторождения. Однако сам запуск Кашагана был очень длительным, тяжелым и проблемным. Начиная с 2005 года сроки постоянно переносились. В итоге эксплуатация началась в сентябре 2013 года. Разумеется, откладывание даты старта постоянно сопровождалось увеличением стоимости проекта.

Однако попытка начать добычу в 2013 году оказалась неуспешной – трубопроводы между островами, где планировалось добывать нефть, и нефтеперерабатывающим заводом на суше начали рассыпаться и трескаться практически на глазах. Трубы попросту не выдержали агрессивный углекислый сероводород с месторождения. Именно эту аварию припоминают сейчас нефтегазовые аналитики – а что, если подобное произойдет при дальнейших работах по освоению?

«Это морское месторождение со сложным составом нефти и сопутствующего газа. Первые ласточки предоставили нам возможность анализировать освоение Кашагана, когда там прорвало десятки труб, появились прорывы и отсюда колоссальные дополнительные затраты вплоть до смены десятков километров труб. Тогда так и не выяснили, кто был поставщиком этих труб, откуда прибыла эта гнилая партия труб, не выкопали ли их откуда-нибудь и не доставили туда? Масса вопросов возникала тогда, потому что масса прецедентов была, когда такая же нефть такого же качества вместе с газом такого же качества прекрасно добывается без всяких осложнений с металлом. Это Тенгиз, Карачаганак. Это та же самая нефть, перенасыщенная серными соединениями газа с сероводородом. Что тогда произошло, почему и кто понес наказания? Ничего неизвестно об этом», – утверждает нефтегазовый аналитик Олег Егоров.

Тогда добычу остановили, а NCOC полностью заменил все трубы. На это пришлось солидно потратиться – ошибка обошлась в 2 миллиарда долларов. Помимо денег было потеряно и время. Добыча возобновилась спустя три года – в 2016 году.

Специалисты опасаются, что история может повториться. Коробит их еще один момент – что проект окажется слишком уж дорогостоящим.

«Даже в то время по завышенным ценам все покупалось. Даже тогда накручивалась стоимость. Поскольку Кашаган разрабатывали по соглашению о разделе продукции, то согласно этим договорам инвесторы сначала возмещают все свои затраты, а потом начинает получать доход государство, на территории которого разрабатывают месторождение. Поэтому понятно, что затраты инвесторами умышленно завышались, чтобы потом большую долю получить в качестве нефти. Там итак само месторождение дорогое, плюс еще накручивание цен. Это привело к тому, что Кашаган стал самым дорогим месторождением в мире», – констатирует аналитик нефтегазовой отрасли Сергей Смирнов.

NCOC не сообщает, во сколько оцениваются расходы на полномасштабное освоение. По разным источникам известно, что на сегодняшний день на разработку потрачено уже больше 60 миллиардов долларов, а полное освоение будет стоить 130 миллиардов долларов. Возможно, это будет стоить еще дороже, если учесть гибель рыб и морских животных.

«Прежде всего – это Каспий. Это северо-восточное место, которое занимает Кашаган – это нерестилище ценных пород рыб. Что будет, если произойдет аналогичная катастрофа как тогда? Об этом следует задуматься и тщательно контролировать со стороны государства, тем более, что наша доля приличная в этом проекте – почти 17%», – предостерегает Олег Егоров.

«Месторождение находилось в природоохранной зоне. В годы независимости была нефтяная горячка, все подряд разрабатывали, сократили природоохранную зону. Там то тюлени, то рыба, то птица массово гибли, а все тогда на собачью чумку грешили, якобы у тюленей она возникала. И до сих пор периодически находят мертвых обитателей моря. Резко сократилась популяция каспийского тюленя. Здесь просто массовое отравление животных будет на Каспии. Я думаю, что возможны технологические аварии, плюс экология будет страдать. Хотя даже сейчас там сбросы нефтеотходов существуют. Говорят, конечно, что сбросы нулевые, но на таком месторождении, я полагаю, сложно избежать сбросов. Ситуации такие обычно замалчиваются», – говорит Сергей Смирнов.

Оба эксперта уверены, когда на месторождении планируется добывать огромное количество сырья, то человек в любом случае будет что-то нарушать.

«Мы будем нарушать экологию, нарушать существование самой нефти в пласте, то есть, сбивать давление. Если мы хотим добывать наиболее эффективным способом, то надо это делать фонтанным способом. Надо просто выработать единую стратегию разработки месторождений. Например, не более 30 миллионов в год добывать. Вот при таком жестком контроле, я думаю, все будет нормально. И затраты будут уменьшаться, а месторождение начнет становиться экономически эффективным», – заключил аналитик Олег Егоров.

Жан МУРЗА

Вам будет интересно
«Кожаная одежда и открытые сарафаны»: требования к водителям казахстанских чиновников
Переименование Павлодара и Петропавловска – попытка дерусификации или возвращение к истокам?
Не только утильсбор: почему авто в Казахстане дороже, чем у соседей?