Срочная новостьНа большей части Казахстана объявлено штормовое предупреждение

Казахстанскую нефть – Индии и Китаю! Эксперт объяснил выгоду

Azattyq Rýhy

Рынок замер в ожидании совещания между странами – экспортерами нефти

Фотоколлаж AR; Фото: m.azh.kz

Подводить годовые итоги участники нефтяного рынка пока не торопятся – все притаились перед заседанием ОПЕК+, которое состоится в начале декабря. На встрече крупнейшие экспортеры черного сырья должны решить – возвращаться к допандемийному уровню добычи нефти или продолжать сокращение. Чего ждать от этой встречи и как она повлияет на казахстанскую нефтегазовую промышленность, разбирал корреспондент Azattyq Rýhy.

Помимо грядущего совещания, на мировом нефтяном рынке сейчас развивается довольно интересный перевес сил, который, разумеется, скажется и на Казахстане. В США к власти, как мы знаем, пришел новый президент Джозеф Байден. В его предвыборной программе особняком стояли два обещания – победить коронавирус и закрыть добычу сланцевой нефти, так как это сильно портит экологию.

Тем временем новости поступают и из Саудовской Аравии. Ее национальная нефтяная компания «Saudi Aramco» объявила, что запустила месторождение с запасом сырья в 20 миллиардов тонн. Для мировой нефтегазовой промышленности это настоящая сенсация. Теперь Саудовская Аравия будет диктовать условия на рынке. О влиянии этих новостей на казахстанскую отрасль мы еще поговорим, пока же вернемся к теме ОПЕК+.

Председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков считает, что на другой режим экспортеры нефти переходить не будут и оставят все как есть – то есть весь мир продолжит сокращать добычу сырья.

«Мы сейчас видим, что баланса по сокращению до сих пор нет, вирус бушует, все страны потихоньку закрываются, и, скорее всего, соглашение продлят. Договоренность будет, думаю, в пределах 9-10 миллионов тонн баррелей в сутки.

Мы от соглашения, конечно, теряем огромные деньги. Допустим, мы сейчас 90 миллионов тонн баррелей добываем, а должны по соглашению упасть где-то на 85-86 миллионов. Но даже 5 миллионов тонн баррелей – это огромные деньги, которые должны были попасть в бюджет республики. Но мы лишаемся этой возможности. Помимо прочего, это свободные деньги для нефтедобывающих компаний, которые могли бы реализовать свои новые проекты», – говорит Рашид Жаксылыков.

Но эти потери мизерные, продолжает наш собеседник, по сравнению с потерями, которые бы мы понесли, не участвуя в данном соглашении. Отказаться от договора мы не можем по нескольким причинам. Во-первых, нас начнут бойкотировать все нефтедобывающие страны. Во-вторых, мы бы лишились транспортировки нефти. Россия, к примеру, выступила инициатором последнего соглашения. И именно через ее территорию проходят два казахстанских трубопровода, по которым мы поставляем топливо в европейские страны. В случае отказа Россия тут же перекроет краны.

«Помимо этого, отказ испортил бы инвестиционную привлекательность страны. Мы же на сегодняшний день прекрасно понимаем, что все страны стремятся к одному – завоевать инвестора. Идет сильнейшая война за инвесторов. Все крупные нефтегазовые проекты реализуются только за счет них. У нас упадет инвестиционный климат в случае отказа и это помешает нам в дальнейшем исполнить свои планы. Допустим, мы сейчас 90 миллионов тонн баррелей добываем, но у нас же стоит цель – к 2025 году добывать 125 миллионов тонн», – анализирует эксперт.

Если уж потерь не избежать в обоих случаях, остается выбрать меньшее из двух зол. Но благо, что международные новости – из штатов и Саудовской Аравии – благоволят развитию казахстанского нефтерынка. От этих двух новостей наши нефтяники ждут перемен. Если Байден добьется того, что США перестанут выпускать сланцевую нефть, то баланс спроса и предложения сильно улучшится. Речь идет о добыче, на минуточку, около 7-8 миллионов тонн баррелей в сутки. Как только они перестанут добывать сланцевую нефть, штаты выбывают из списка стран-экспортеров. А Саудовская Аравия, увеличив свои запасы легкой нефти, получает главенствующую роль на рынке.

Теперь Саудовская Аравия будет диктовать условия на рынке, потому что у них появилась возможность демпинговать, если мир не будет соглашаться с их позицией. «Saudi Aramco» автоматически завоевала себе место самого главного игрока нефтегазовой промышленности мира.

«Перевес сил на рынке для Казахстана скажется положительно в геополитическом смысле. У нас откроется больше возможностей для поиска партнеров из США. Все наши основные инвесторы – это европейские страны. Возможно, через американский Сhevron у нас получится и в Индию поставлять нефть. Сейчас ведь привлекательны те рынки, которые потребляют очень много. Это США, Китай и Индия. Байден, к примеру, нормально относится к Китаю, не так критически, как Трамп. Может, у нас получится, что основная добытая нефть будет идти в Китай», – прогнозирует Рашид Жаксылыков.

По его словам, следует обратить свои взоры на новые направления, так как поставлять нефть в Европу нам не выгодно.

«Европейское направление нам тяжело обходится. Цены низкие они дают, наш бренд нефти они не признают, считают его ниже своего бренда. По транспортировке мы очень сильно зависим от России. Поэтому надо освобождаться от всего этого. Как специалист отрасли, вижу, что будущее нефтяной сферы в Индии и Китае. Надо вкладываться в эти направления», – заключил эксперт.

Жан МУРЗА

Вам будет интересно
Жилье на пенсионные: казахстанцам прочат бюрократический ад
«Кожаная одежда и открытые сарафаны»: требования к водителям казахстанских чиновников
Переименование Павлодара и Петропавловска – попытка дерусификации или возвращение к истокам?