Спорт жаңалықтары Новости спорта, футбол, КПЛ

Взяточников оставят без офшоров. Что предлагает Антикоррупционная служба?

Откупиться штрафами коррупционерам вскоре не удастся

Взяточников оставят без офшоров. Что предлагает Антикоррупционная служба?

На всеобщее обсуждение Агентство по противодействию коррупции вынесло концепцию проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам противодействия коррупции». В этом материале Azattyq Rýhy разберем самые важные предложения ведомства – ограничения по владению зарубежными счетами и депозитами, по сумме этих самых вкладов и наказании за особо тяжкие коррупционные преступления. Действительно ли взяточникам теперь придется несладко?

Пожалуй, самая важная часть планируемых новелл касается забугорной жизни чиновников и их семей. Понимая любовь некоторых из них не только к зарубежным пляжам, но и счетам, Антикоррупционная служба собирается перекрыть кислород, а точнее, доступ к иностранным способам хранения и переводу денег. Правда, узел на шее госслужащих, их жен и детей будет затянут не до конца – речь идет не о запрете, а лишь об ограничении по открытию и владению счетами в иностранных банках. Лимит, возможно, будет установлен и по хранению наличных на зарубежных счетах.

«Наличие у государственных служащих и членов их семей прямых финансовых интересов в иностранных государствах может представлять серьезную угрозу для страны, поскольку данные лица становятся заинтересованными не только в укреплении позиций Казахстана, но и в сохранении своих позиций в иностранном государстве, иногда и в ущерб интересам национальной безопасности государства», – заметили в Агентстве по противодействию коррупции. 

Взяться за эту сторону жизни Антикоррупционную службу сподвиг излюбленный отдельными чиновниками способ хранения денег не у себя в стране, а где-нибудь в швейцарском банке или кипрском офшоре. В апреле ведомству стало известно, что только за пять лет – с 2015 по 2019 годы – отток денег за рубеж составил 86 миллиардов долларов. Поэтому там предлагают до сентября проработать план по снижению операций с офшорными юрисдикциями, чтобы неповадно было госслужащим иметь финансовые интересы за рубежом. Меру позитивно восприняли и эксперты.

«Это нужная и важная противоофшорная мера, поскольку деньги выводятся за рубеж посредством открытия счетов в зарубежных банках либо регистрируются компании и туда перечисляются денежные средства. На сегодня в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за сокрытие объектов налогообложения за рубежом в виде счетов в иностранных банках или движимого и недвижимого имущества. Если эта информация не отражена в декларации и своевременно не направить извещение об открытии зарубежного счета, то по закону предусмотрен штраф в виде двухсот процентов от суммы налогов. Но, как показывает практика, норма не работает, фискальные органы не располагают информацией о том, какой процент граждан имеет счета, депозиты в зарубежных банках или активы», – считает исполнительный директор общественного фонда «Transparency Kazakhstan» Ольга Шиян.

Нечистым на руку чинам придется не по вкусу и другая планируемая поправка – отмена кратного штрафа для тех, кто совершил особо тяжкое коррупционное преступление. Если сейчас заворовавшийся и обличенный в этом госслужащий может отделаться от тюрьмы штрафом, то теперь он не сможет остаться на свободе, заплатив сумму, в 20-30 раз превышающую размер взятки.

«К сожалению, сегодня ситуация такова, что наказание в виде кратного штрафа не всегда является сдерживающим фактором для коррупционеров, поскольку их потенциальный нелегальный заработок зачастую превышает сумму уплаченного штрафа. То есть штраф стал восприниматься как своего рода коммерческий риск», – указали в Агентстве.

Действительно, говорит Ольга Шиян, тюрьмой их сейчас не запугать, потому что знают: штраф позволит им не оказаться на нарах.

«Штрафы за коррупционные преступления стали, по сути, легальной формой откупа от того, чтобы не нести реальную уголовную ответственность. В последние годы у нас наблюдается конвейер решений судов, где в начале выносится вердикт «виновен», а следом идет условно-досрочное освобождение, потому что он полностью возместил ущерб в ходе досудебного следствия. Сейчас мы наблюдаем, как чиновники-коррупционеры стали применять экономический подход, закладывая сумму штрафов в размер взятки», – объяснила наша собеседница.

В первую очередь Антикоррупционная служба собирается взяться за судей и силовиков – тех, кто вершит судьбы людей нечестной рукой, следует наказывать жестче. Под них даже хотят предусмотреть в Уголовном кодексе отдельную категорию – «должностное лицо с особым статусом – сотрудник правоохранительного или специального государственного органа, судья».

Терминологизация, возможно, коснется и частного сектора. Агентство хочет распространить понятие «коррупция» и на бизнес.

«За последние три года органами уголовного преследования зарегистрированы 36 фактов коммерческого подкупа и 44 случая получения незаконного вознаграждения, по которым осуждено лишь 25 лиц. Фактически эти статьи Уголовного кодекса не работают, хотя по своей сути соответствуют всем признакам взяточничества, в связи с чем предлагается перевести их в разряд коррупционных», – отметили в Агентстве.

Немало полезных и важных предложений озвучили и рядовые граждане. До 21 июля принимало от них идеи. Вот, к примеру, что предлагают люди:

«За тяжкие коррупционные правонарушения, за системную коррупцию, за большие хищения нужно давать больший срок (в США за коррупцию дают срок до 15 лет, а при отягчающих моментах – до 20 лет). Также госслужащий не должен выходить по УДО и не должен иметь права на смягчение приговора, если только не «сдаст» других коррупционеров», – предлагает борцам с коррупцией Аубакир Арстанбеков.

А вот еще одно предложение, касающееся метода наживы чиновников через депозиты в банках.

«Очень часто приходится слышать, что субсидии государства, направленные на поддержку бизнеса (в частности, агропромышленного комплекса), крутятся на депозитах в банках, а чиновники получают с них проценты. Необходимо запретить использовать средства, которые были пущены на поддержку бизнеса», – озвучил свою идею Кадыр Байкенов.

По-моему, важнее всего сейчас показать неотвратимость наказания – принцип, который ныне далеко не всегда соблюдается. Вся проблема в том, что через короткое время после преступления коррупционеры оказываются на свободе, и это полностью подрывает доверие к институту наказания. Совершенно небеспочвенно у людей складывается ощущение, что система наказания за коррупцию формальна. Ужесточение наказания на деле – вот что нужно стране. Немало, разумеется, зависит и от людей. Если вдобавок к реальным наказаниям произойдет сдвиг в сознании, хотя бы на дороге (нарушил – уплати штраф, а не взятку), то со временем изменится и сама система.

Жан МУРЗА

Новости партнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.