Срочная новостьСколько человек скончались от КВИ и пневмонии в Казахстане за сутки

Законопроект о митингах: почему сенаторы пошли навстречу протестующим?

Сейтказин Ардак

От уведомительного характера до разнообразия площадок

Фото: trueinform.ru; kaznews.kz

Сенаторы забраковали законопроект о мирных собраниях. Документ возвращен в Мажилис – для доработки.

Рискну предположить, что никаких корректив и в помине бы не планировалось, если бы законопроект не обсуждался настолько массово, живо, а временами даже яростно. В такой ситуации у сенаторов попросту не было иного выхода, кроме как пойти навстречу так называемой протестной части населения.

Так чем же не угодил депутатам документ?

Начнем с того, что в казахоязычной версии законопроекта хромала орфография. На стадии разработки и научной экспертизы были выявлены более 400 ошибок.

В целом Сенат внес около 30 поправок и половина из них принята.

«Мы вносим 16 предложений по шести статьям. Блок предложений относительно пункта 2 статьи 5 проекта Закона, где содержатся нормы об обязанностях организаторов мирных собраний, а также относительно пункта 3, где отражены нормы о запретах во время проведения мирных собраний, и пункта 3 статьи 6 о запрете для участников мирного собрания», – сказал сенатор Сарсенбай Енсегенов.

Попробую уточнить.

В обновленной редакции четко определено минимальное число участников мирного митинга, а также конкретные места проведения. К примеру, в Алматы планируется не менее 24 специализированных площадок, в столице и Шымкенте – хотя бы по 12.

Далее о поводах свернуть протест. Теперь если отдельные участники начнут нарушать закон, то это не может быть основанием для прекращения митинга. Соответствующее наказание понесет только нарушитель.

В части требований к организаторам мирных собраний заметно сокращен перечень их обязанностей, исключено дублирование функций по обеспечению общественного порядка организатора и органов внутренних дел.

В предыдущей редакции была закреплена норма, запрещающая протестующим скрывать лицо, будь то с помощью одежды или маски. И тут коронавирус, уж простите, оказался кстати: во время всеобщей борьбы с пандемией ношение защитных средств все же разрешат.

Для начала ознакомимся с общими впечатлениями наших экспертов от работы сенаторов над этим законопроектом.

Депутат маслихата Алматы Рахман Алшанов обратил внимание на два принципиальных момента. Во-первых, по его мнению, обновленный документ отвечает международным стандартам свободы волеизъявления. Во-вторых, что, как я надеюсь, будет близко к истине, есть надежда на более адекватные действия во время митингов со стороны силовиков.    

«По сравнению с предыдущим дежурным законом этот более полный, улучшен, более широкий закон, скажем так. Он охватывает много вопросов, расписывает их. Над ним работала группа разных экспертов, в том числе Евгений Жовтис. Они сравнивали с европейским опытом, зарубежным опытом и приводили оттуда ссылки, как оно должно быть. Мы ведь подписали многие международные соглашения, и все было приведено в соответствии с ними. Вопрос стоял, разрешительный или уведомительный характер, вопрос стоял о журналистах, о том, какую ответственность будут нести те, кто организует эти митинги. В общем, целый ряд нормативных требований был уточнен и закреплен. Это, по крайней мере, дает возможность действовать в правовом поле, полиция себя начнет вести совершенно по-другому», – считает Рахман Алшанов.

Политолог Расул Жумалы занял выжидательную позицию. Да, он всецело поддерживает начинания власти, намек на либерализацию, но все усилия пока что – только начало длинного пути. Хотя еще недавно и это казалось недостижимым.

«Всего лишь год назад сложно было представить то, что власть в лице Правительства, Парламента будет идти на пересмотр базовых законов, касающихся митингов, политических партий, выборов и так далее. Но тем не менее это происходит. И мне кажется, что это очень хорошо. То, что в стране есть оппозиция, есть протестное настроение, есть люди, которым не нравится существующая политика. У них должна быть возможность выражать свое несогласие, выражать свое альтернативное мнение цивилизованными путями, как это делают во всем цивилизованном мире. Это нужно делать через организованные митинги, а не через какие-то волнения. То, что власть ведет открытую дискуссию, диалог, в том числе создан Национальный совет общественного доверия, мне кажется, показывает, что мы идем в нужном и правильном направлении. Все это можно только приветствовать. Всего год-полтора назад многие об этом даже и не мечтали. Определенный шаг вперед мы наблюдаем. Другое дело, многим не нравится, что происходит все медленно. Но в политике быстрые решения происходят крайне редко», – выразил мнение Расул Жумалы.

Его коллега Ерлан Саиров считает, что двигателем политического плюрализма в Казахстане является Касым-Жомарт Токаев. Это Президент, по его словам, задал тренд «слышащего государства». А не услышать первого лица страны слуги народа не имели права.

«Сенат сегодня отправил на доработку проект закона о митингах и мирных собраниях. Это говорит о том, что философия «слышащего государства» работает и работает эффективно. Дело в том, что этот законопроект очень широко обсуждался в обществе, в экспертных кругах. Это первый законопроект, вокруг которого существует энергичное обсуждение. И сами разработчики, то есть Министерство информации и общественного развития, и депутаты Мажилиса привлекали максимум представителей общественности для разработки этого законопроекта», – сказал Ерлан Саиров.

А теперь предлагаю оглянуться в недавнее прошлое. Заглянуть в 2019-й, который некоторые казахстанцы не без оснований считают годом перезагрузки протестного движения в стране.

Так вот, наблюдая за митингами в Алматы и столице, претензии лично у меня копились по разные стороны баррикад.

Сначала о власти. Говорят, что сильный, за которым правда, не должен бояться ничего. Не должен искусственно чинить преграды, заниматься «переиспугом». Что же мы видели на местах? Акиматы пачками отклоняли запросы активистов, а несанкционированные митинги разгонялись несколько яростнее, чем того требовала конкретная ситуация. Перекрывались целые улицы. Здесь, на мой взгляд, с властью сыграла злую шутку привычка некоторых исполнителей перевыполнять план. Хотелось сохранить декоративное благополучие.

Что касается самих митингующих. Некоторые чересчур «заряженные» участники, как мне показалось со стороны, пришли с четкими цу: создать как можно больше шума, истерики, а в идеале и спровоцировать кого-нибудь в погонах. Подчеркну, что речь идет далеко не обо всех протестующих, а лишь о некоторой части, которая, видимо, подписана на «французского блогера».

Тем ценнее видятся поправки, на которые, будем говорить, решились сенаторы.

«Нет категоричных запретов (в новой редакции законопроекта – AR), что митинги, вплоть до одиночных пикетов, должны получать разрешение. А разрешение, как правило, в 99% случаев не давалось. То есть это на усмотрение местных органов. А местная администрация, как мы знаем, раньше разрешения не давала. Раньше были несанкционированные митинги, что давало повод обвинить организаторов в правонарушениях. Это приводило к дополнительной протестности и так далее. Сейчас эти послабления внедряются. Это лучше, чем было: уведомительный характер, по количеству какая-то определенность, по ответственности сторон, по местам в конкретных городах определили. Если исходить из базовых характеристик, параметров, которые существуют в демократических странах, все еще сохраняются ограничения, что вызывает недовольство, недопонимание. Некоторые говорят, что идет профанация. На самом верху заявляют, что должен быть уведомительный характер, что надо давать людям возможность высказывать свое мнение открыто. Но, с другой стороны, на исполнительном уровне происходит некое усердие исполнителей, которые руководствуются принципом «как бы чего не вышло».

Сам факт того, что сейчас Сенат возвращает на доработку законопроект – это показатель того, что в свое время говорил Касым-Жомарт Токаев о том, что власть должна слышать, должна считаться с мнением. Это верный шаг», – сказал Расул Жумалы.

«Сокращены сроки рассмотрения (заявок – AR) на проведение митингов. Действительно же бывает, что произошло чрезвычайное событие, которое требует немедленной реакции. В этой связи тоже стоял вопрос, пока будем рассматривать, что актуальность может потеряться. Поэтому сократили сроки, сократили основания. Теперь такого нет, что по каким-то формальным признакам могли отказать. Это была позиция Президента. Очень многое сделано, со временем еще какие-то положения могут быть пересмотрены или добавлены», – считает Рахман Алшанов.

И главное пожелание от спикеров тем, кто не согласен с официальной повесткой – не горячиться, сохранять спокойствие. Добиваться своего решительно и упорно, но только через конструктивный диалог.

Вам будет интересно
Президент дал оценку работе акима Туркестанской области
Бауыржан Байбек предложил усилить взаимодействие участникам межпартийного форума ШОС+
Назначен глава Управления здравоохранения Атырауской области