Критика казахстанских учебников: эксперт ответил родителям

Сейтказин Ардак

Оправдана ли критика со стороны родителей казахстанских школьников?

Фото: azh.kz

О казахстанских учебниках с новой силой заговорили в период пандемии – дети перешли на онлайн образование, а родители, которые также оказались дома, стали чаще заглядывать в детские книги и видеть в них недостатки. Но, по словам директора Республиканского научно-практического центра экспертизы содержания образования Елдоса Нурланова, большинство таких жалоб, на самом деле, не находят своего подтверждения. О том, как создаются учебники для отечественных школьников, какие этапы экспертизы они проходят и почему ни в коем случае нельзя возвращаться к советской системе образования он рассказал в интервью Azattyq Rýhy.

– Елдос Болатханулы, мы видим достаточно много нареканий к качеству, содержанию учебников. При этом я понимаю, что создание учебника – это достаточно трудоемкий процесс. Расскажите, как разрабатываются отечественные учебники и проходят экспертизу?

– Я начну из далека. В 2004 году в нашей стране принято историческое решение о том, чтобы передать разработку и издание учебной литературы в конкурентную среду как это делается во многих странах мира. С тех пор на рынке появилось порядка 40 издательств, из которых около 20 являются наиболее активными. Они же и издают учебники и сопровождающие их издания – учебно-методические комплексы, которые рекомендованы Министерством образования и науки и находятся в использовании школ республики. Далее в 2005 году процесс экспертизы учебников был институционализирован и передан в отдельную организацию, которую на тот момент назвали «Республиканский учебно-практический центр «Учебник». Этот наш центр, который в мае 2021 года был переименован в «Республиканский научно-практический центр экспертизы содержания образования». С тех самых времен государство присутствует только на уровне экспертизы, допуска, одобрения учебников для использования в школах. То есть, если мы говорим об учебнике, мы говорим о том, на сколько сегодня частные издательства способны разработать учебник, на сколько для этого они могут привлечь хороших авторов, мотивировать их, создавать им условия. Кроме того, на качество учебников оказывает влияние экспертиза, которую мы проводим.

– То есть все учебники разрабатываются частными издательствами?

– Несмотря на то, что в обществе сложился такой негативный ореол вокруг школьных учебников, учебно-методических комплексов, система работает. Если Вы сравните учебники, которые выходили до 2000-х годов с теми, которые есть сейчас, прежде всего, бросается в глаза – полиграфическое исполнение улучшилось в разы. Появились новые технические решения в виде легких, при этом, прочных обложек, улучшился иллюстративный ряд. По содержанию, в 2004 году было принято решение, что по каждому предмету будут допускаться до пяти альтернативных учебников. На сегодняшний день, начиная с 5-го по 11 классы по большинству предметов у учителя есть возможность выбрать из нескольких учебников для преподавания. По поводу частных издательств. На сегодняшний день в перечне МОН присутствует более 600 учебников, наибольшая их доля приходится на крупные издательства со значительной историей работы в этой сфере. У них налажено производство, есть свои авторы, редакторы, художники, верстальщики, дизайнеры, аниматоры и многие другие специалисты. Есть и более молодые издательства, которые пробуют свои силы, предлагают свои подходы к разработке и изданию учебников и УМК.

– Давайте вернемся к вопросу о критике. Откуда все-таки берутся ошибки в учебниках? Или, на ваш взгляд, критика со стороны родителей не обоснована?

– Современное общество во многих странах мира сталкивается сейчас с проблемой нигилизма, т.е. массового недоверия граждан к государству, друг другу, повального отрицания предпринимаемых инициатив и мер. Это связана с историей, статусом развития транзитного общества в отношении политики и экономики, распространением социальных сетей, сетевыми технологиями влияния на общественное мнение, открытостью и доступности информации, развитием гражданского общества и многими другими факторами. В этих условиях мы понимаем, что одной истины, которая разделяла бы все общество, не существует. У каждого есть свое личное мнение.

– И всегда будут недовольные, да?

– Да. Каждый человек в условиях развития и доступности соцсетей имеет возможность высказываться по всем вопросам, по которым посчитает важным и нужным. И знаете, там, где государственное участие преобладает в сферах образования, здравоохранения, культуры, там критики больше всего. Потому что в этих сферах государство выполняется значительную долю своих гарантий, предусмотренных Конституцией. А у нас среднее образование бесплатное. Кстати сказать, это не во всех странах. Я хочу сказать, что бесплатное и обязательное среднее образование – это значительное достижение, которое мы смогли сохранить и приумножить. Так вот, у нас с пятого класса по большинству предметов есть альтернативные учебники. Они поступают в школы и их используют порядка 3,5 млн школьников, это не считая родителей, бабушек и дедушек, которые в условиях пандемии активно помогали детям в обучении. То есть, число пользователей учебников составляет порядка 7–8 миллионов человек. Добавьте к ним еще учителей. И у каждого из них есть свое представление того, какими учебники должны быть. Вы когда окончили школу?

– В 2005-м. Я попала на единственный учебник по новой программе – казахская литература, он был сиреневого цвета.

– А я закончил школу в конце прошлого века, и учились мы по тем лекалам, стандартам, которые были тогда. И мы, волей-неволей, помогая своим детям, сравниваем с теми учебниками, которые были раньше. Надо учитывать, что тогда альтернативных учебников не было. К слову, в советский период, как правило, был один единственный учебник по каждому предмету, и в Казахстане его не разрабатывали. Местные специалисты переводили те учебники, которые готовились для всего Советского Союза и делали зеркальный перевод. Исключение составляли предметы казахского языка, литературы и истории. То есть, для нас это новый опыт в условиях Независимости. Та система, которая сегодня существует, ей порядка 16 лет. И очевидно, что при развитии этой системы, ее эффективность может быть разной. Тем не менее, происходят определенные позитивные изменения.

Например, в 2015 году в среднем образовании началось проведение реформы в содержании, были обновлены стандарты всех уровней среднего образования. В соответствии с ними были обновлены и учебники. Здесь надо сказать, что в стандартах образования поменялась философия образования. Если раньше педагогика была основана на повторении, то сейчас мы стали говорить о компетентной педагогике, о функциональной грамотности. Когда важны не только знания, но и их применение. Потому что по всем международным исследованиям, в частности PISA, в котором мы участвуем с 2009 года, мы видим, что проблема казахстанского образования заключается в излишней теоретизации и академизме. В то время, когда в мире функциональная грамотность является наиболее важной, потому что нужно их применять и использовать как во время обучения, так и после его завершения. А то, что не применяется, не используется зачастую остается мертвым грузом, а потом и забывается.

– Эти изменения уже внедрены?

– Да, буквально в прошлом году этот процесс был полностью завершен, поменялась философия. Мы ее называем – социальный конструктивизм: парадигма образования, которая сложилась в мире, в 2000-х годах, согласно которой истина не одна. Истин ровно столько, сколько есть людей. Причем, это касается не только гуманитарных направлений, но подчас и физических явлений. И роль образования заключена не в том, чтобы передать эту истину, всех измерять одним мерилом, а роль образования заключается в том, чтобы помочь обучающемуся найти свой путь к постижению того, что большинство экспертов считает истиной, и дать ему возможность решить, либо стать частью этого понимания, либо стать тем человеком, который будет менять эту реальность, привносить что-то свое, новое. В соответствии с этим меняется роль обучающегося, из более пассивного получателя знаний – в субъект образования. А роль учителя: из энциклопедии – в фасилитатор, то есть в человека, создающего условия, помогающего, который не только идет впереди, но и позади обучающегося, помогая ему в пути познания. Что еще произошло? Происходит революция в языковом обучении. Вы частично захватили этот период. Советский период, 70 лет обучали иностранному языку, как много знаете вы людей, которые по окончанию школы могут говорить, объясняться на нем и писать?

Продолжение материала доступно по этой ссылке.

×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.