Срочная новостьСколько больных коронавирусом казахстанцев выявили за прошедшие сутки

Выучить казахский за 9 месяцев: как русские продвигают госязык

Сейтказин Ардак

Интервью с автором книг по изучению казахского языка Еленой Романенко

Фото: kstnews.kz, voxpopuli.kz

В многонациональном Казахстане есть немало примеров, когда развитием казахского языка занимаются не представители титульной национальности. Среди них – Елена Романенко, преподаватель английского языка, которая самостоятельно выучила казахский. Она не только разработала собственную методику, но и написала шесть книг по изучению государственного языка, передает корреспондент Azattyq Rýhy.

– Елена Игоревна, что подвигло Вас изучать казахский язык?

– Как-то ко мне подошел сын и попросил помочь с уроком по казахскому языку. Я вообще ничего не могла понять. А это был 5-й класс. Я обложилась всеми книгами, словарями. А я на тот момент на казахском знала пару фраз вроде «нан бар ма»?

Поскольку я занималась методической работой в области английского языка, то есть у меня были свои курсы внутри программы средней школы. Я ученикам делала курс «BBC English». Эти уроки основывались на реальных видеорепортажах BBC. С чего должно начаться изучение казахского языка я представила в том формате, в котором мне показалось нужным и понятным для русскоязычного ребенка и даже взрослого. И я за основу взяла формат учебника Мерфи. И мне так сильно понравился этот первый урок! 

То есть я начала изучать казахский язык путем его преподавания своему ребенку. Есть такая мудрость – если хочешь что-то выучить, начни это преподавать. В общем, я так сидела и корпела 9 месяцев, разбиралась в казахском языке и у меня получилась книга «Казахская грамматика для русскоязычных».

Напечатала за свои деньги в типографии 500 или тысячу экземпляров, пришла в книжный магазин, они взяли. В итоге книга стала бестселлером по казахстанским меркам. У книги было девять переизданий.

– Всего за девять месяцев Вы выучили казахский?

– Свободно я до сих пор не могу на казахском разговаривать. Но я понимаю практически 100% бытового казахского, могу ответить. Но у меня нет ежедневной практики.

Для мирного сосуществования надо как минимум понимать язык, я думаю.

Если к тебе на казахском обратятся, чтобы ты как минимум адекватно мог ответить по-русски. Мне в этом смысле нравится ситуация в Украине по языкам. У них на телевидении сплошь и рядом такая обстановка – один задает на украинском вопросы, второй отвечает на русском. По-моему, так было до недавнего времени. Вот эта ситуация мне кажется самой правильной на таких переходных периодах исторического развития, чтобы не заставлять людей говорить, а делать так, чтобы они хотя бы понимали язык.

– У Вас был свой Youtube-канал по обучению казахскому. Почему Вы его забросили?

– Я старею.

Во-вторых, на меня очень сильно в отрицательном ключе влияют все националистические войны. Я вижу, что мир сходит с ума. Везде. Я думаю: сходите с ума без меня. И я занялась вплотную садоводством. У меня надломилось желание во всем этом участвовать.

У меня нет ресурсов, рычагов управлять этими процессами на госуровне. Государственную политику ведут люди, которые считают, что все делают правильно. А мне остается наблюдать за этим, сокрушаться и переживать, куда нас это заведет.

– Что именно неправильно делают чиновники в этом плане? 

– В 2002 году, когда все это началось, моя книга «Казахская грамматика для русскоязычных» расходилась как горячие пирожки. Через года два «Разговорный казахский легко» тоже расходился. Мою «грамматику» как-то какой-то прогрессивный человек, который забрел в Министерство образования, рекомендовал в 2009 году для использования в качестве дополнительного учебного пособия в средней школе. Я пыталась найти все эти приказы на их сайте. Нашла приказы за все другие года, а за 2009 не было. У меня, конечно, мании величия нет, я не думаю, что приказов нет только из-за моей книги.

Но МОН не был заинтересован в моих книгах. У них есть свои учебники, свои программы, свои авторы, которые уже 30 лет пытаются всех обучить казахскому языку, а результат мы видим какой.

В обучении у нас неправильный подход применяют. Если изучать казахский как иностранный, то задания должны быть, во-первых, на русском языке. Неправильно также, что детей заставляют стишки учить, которые ребенок не понимает. Его надо учить элементарным диалогам. Когда вы что-то изучаете и не понимаете, вам очень быстро это надоедает.

Подход к созданию учебников один и тот же – и в русскоязычных школах, и в казахоязычных. Все по-казахски, грубо говоря. Преподаватели сами казахоязычные и поэтому они не понимают нужды русскоязычных.

– Вы начали изучать казахский в зрелом возрасте. Взрослое поколение часто открещивается от обучения. Отговорки самые разные – слишком поздно для обучения, память плохая и прочее…

– Даже взрослые могут выучить язык в любом возрасте. Можно, но сложно. У взрослого поколения есть дети, работа, семья. Посещать курсы человек сможет после работы, уставший.

Как только начнутся 1-2 пропуска, все, можно понять, что деньги вылетели в трубу, потому что одно из важных правил изучения языка – это регулярность. Второй момент – это не платить за курсы, а изучать самостоятельно.

Но это тупиковый вариант, потому что нет даже денежной мотивации. Поэтому чтобы освоить язык, кроме лозунгов «я хочу», нужно сильное, жгучее желание. Пока же у людей есть просто желание, но костьми ложиться не будут. Поэтому у нас такая ситуация.

Причем, мне кажется, у нас развиваются две общности в Казахстане, которые расходятся друг от друга все дальше. Если вы попадаете в больницу, где работают в основном казахоязычные, они между собой общаются только на казахском, и он развивается. Или если вы попадаете в акимат, там тоже похожая ситуация, но можно встретить и русскую речь.

А если вы, допустим, работаете в области ядерной энергетики, то там вообще не используется казахский. Там даже не пытается никто сказать хоть слово на казахском, потому что в ядерной энергетике нет никаких инструкций, СНиПов и ГОСТов на казахском. Это как две совершенно разные планеты.

И это не добавляет ничего положительного к ситуации с языками в нашей стране. Это разъединяет. А власти не знают, не могут или не хотят это перемешать, взболтать.

У меня есть идея утопическая – сделать квоту, чтобы в больницу принимали хотя бы 10% неказахов, чтобы они ходили и учились там казахскому. Мне кажется, был бы всплеск понимания казахского среди русскоязычных. И то же самое, например, в полиции. А то, что сейчас нельзя туда без знания казахского…

Ну и дальше проводите эту политику и посмотрим, чем это закончится.

– Не могу не согласиться. Спасибо Вам за беседу.

Ромина МАКАРИМОВА

Русский язык в Казахстане: убрать нельзя оставить

Вам будет интересно
Цифровой тенге: зачем он нужен и что даст новая валюта?
Отпечатки казахстанцев: отложенный метод тотальной слежки
Петр Своик – об инвестициях ЕНПФ: Это диверсия против экономики