Срочная новостьСтало известно число инфицированных коронавирусом в Казахстане за прошедшие сутки

Проще раздать эти деньги. Велика ли эффективность госпрограмм занятости?

Сейтказин Ардак

Эксперт рассказал о гигантских суммах, потраченных на реализацию многочисленных программ

Фото Екатерины Гуляевой, primeminister.kz; finobzor.ru

В конце прошлого года мы говорили о том, что молодежь, а теперь в большом количестве и казахская молодежь, покидает страну. Как об одной из главных причин мы упоминали высокий уровень безработицы. О том, что наша молодежь сталкивается с не востребованностью в своей стране и невозможностью реализовать себя. И вот Новый год неожиданно обернулся довольно активным обсуждением застарелой проблемы безработицы в стране, особенно среди молодежи.  Сперва озабоченность проявили информационные агентства, а уже позже тему подхватили блогеры, эксперты и другие неравнодушные люди. И, наконец, «выстрелил» вице-премьер Бердибек Сапарбаев, да так, что не грех процитировать:

«Хочу сказать, что никому никогда сразу не будут платить высокую зарплату. Если в центрах занятости предлагают 50-60 тысяч тенге, надо идти. Дальше все в руках специалиста, завтра его зарплата будет расти, если он будет трудиться. Хочу сказать молодежи: надо работать. Если необходимо, то на двух работах, ночью, в выходные».

А несколькими месяцами ранее он критиковал колледжи за выпускников, которые пополняют ряды безработных. Иными словами, вице-премьер, на первый взгляд, искренне озаботился ситуацией с безработицей среди молодежи.

Ему ли, универсальному чиновнику, дважды занимавшему должность министра труда и социальной защиты РК, должность заместителя министра трех министерств, акиму четырех областей, доктору экономических наук и настоящему полковнику не знать, что с работой в нашей стране на протяжении многих лет дело обстоит не просто. За последние 12 лет у нас были приняты самые разные программы занятости. Первая из них - «Программа занятости-2020», была актуальна в 2011-2012 годах, и на ее реализацию было потрачено 95 млрд тенге, что при курсе доллара того времени около 146 тенге составляет около 651 млн долларов.  Далее «Дорожная карта занятости-2020» (2013-2016): потрачено 360 млрд тенге, т.е. при том курсе доллара около 153 тенге составляет около 2,35 млрд долларов. Потом идет «Дорожная карта занятости-2020 в новой редакции». И, наконец, «Программа развития продуктивной занятости и массового предпринимательства «Енбек», которая запланирована на 2017-2021 годы. Бюджет до конца 2019 года был заложен на уровне 381 млрд тенге. Фактически при этом потрачено 295 млрд тенге, что при курсе 385 тенге составляет около 767 млн долларов.

Здесь сразу возникает вопрос, а какова эффективность этих программ? На что были потрачены миллиарды долларов, сколько создано рабочих мест и сколько людей реально трудоустроены?  Но, как выясняется, разработчики программы «Енбек», как и всех предыдущих программ, в качестве результата видели только объемы освоенных средств и число вовлеченных людей. По информации портала Kursiv.kz независимый исследователь Д. Молоканов и социолог С. Бисембаев обращают внимание, что «все заявленные достижения в области трудоустройства в рамках госпрограммы никак не отражаются на статистическом уровне безработицы в стране». Проще говоря, реально эти программы на снижение безработицы не влияют.

Осмелюсь предположить, что, если бы эти миллиарды просто раздали безработным в качестве бесплатных грантов на развитие своего дела или просто в виде пособий по безработице, пользы и радости простым людям было бы многократно больше.

Еще в 2018 году депутат Мажилиса Б. Жамалов указывал на неэффективность госпрограмм занятости, заявляя, что «концептуально подход к обеспечению занятости не меняется. Основные инструменты как были, так и остались - это обучение и переобучение, микрокредитование начинающим предпринимателям, мобильность трудовых ресурсов … и т.д.». И далее он продолжает:

«Как такового анализа о результатах эффективности данных программ и прежде всего о вкладе в национальный продукт или рост производительности труда никто не проводил. А какова эффективность этих расходов? Какой инструмент наиболее эффективен, сколько людей было трудоустроено?».

Эти вопросы так и остались висеть в воздухе.

Вы можете себе представить, чтобы в какой-либо технологически развитой, богатой, да и просто в нормальной стране, на которые так любят ссылаться наши чиновники, когда хотят внедрить какую-нибудь глупость, на государственные программы были бы благополучно истрачены миллиарды долларов, а анализа их эффективности никто не проводил? И куда ушли деньги, тоже никто бы не интересовался?  И ведь аналогичная картина почти во всех министерствах, ведомствах, акиматах всех уровней. И на протяжении всех лет независимости. А это уже десятки, сотни миллиардов долларов! Какая экономика это выдержит?

Говоря об эффективности государственных программ, опять сошлюсь на депутата Жамалова:

«В рамках государственной программы индустриально-инновационного развития (ГПИИР) с 2010 года введено 1148 проектов на 6 трлн тенге. При этом создано всего 107 тысяч постоянных рабочих мест».

То есть получается, что на один, так называемый, введенный проект потрачено 5,22 миллиарда тенге, и каждый проект при этом создал в среднем всего 93 рабочих места, или более 56 миллионов тенге за одно рабочее место. Вице-премьер Б. Сапарбаев призывает молодежь не отказываться от зарплаты в 50-60 тысяч тенге и работать на двух работах, ночью, в выходные. И это при минимальной зарплате в 2020 году в 42500 тенге. А чтобы с зарплатой 60 тысяч тенге заработать 56 миллионов тенге, которые потратили на одно рабочее место, то надо будет работать 77 лет, и при этом не есть, не пить, не иметь крыши, а полностью откладывать на накопление.

Так не проще ли было отдать эти деньги людям? И чиновников с высокими зарплатами прогнать. Эффект был бы гораздо лучше и интереснее! А то проекты получаются просто золотые, а созданные рабочие места бриллиантовые. Правда, почему-то до сих пор мы ничего не знаем о продукции, созданной в рамках этих введенных проектов. Какие заводы или фабрики построены, в каких регионах страны, сколько налогов в казну принесли введенные 1148 проектов? На эти вопросы очень сложно найти ответы. А, может, их и нет совсем.

А депутат Б. Жамалов продолжает:

«Число занятых в обрабатывающей промышленности выросло за это время всего на 16 тысяч человек, или на 3%. А от программы «Нурлы жер» вообще поразительные результаты: за 2015-2017 годы число занятых в строительстве вообще сократилось на 75 тысяч человек». 

Думаю, что комментарии здесь излишни, цифры говорят лучше всяких слов. А по стоимости одного созданного рабочего места мы уж точно впереди планеты всей.

Можно и далее говорить на эту тему и приводить много примеров нереализованных программ и впустую растраченных денег. Но и так понятно, что постоянно растущая безработица и не только среди молодежи, а среди всех слоев населения, является, в первую очередь, следствием непрофессионализма и коррумпированности отдельных чиновников ответственных ведомств. Их полного равнодушия к судьбам людей и страны. Если бы было иначе, то за те гигантские деньги, которые за красивыми проектами и программами просто ушли в песок, уже давно можно было полностью решить все вопросы официальной безработицы, которая у нас стараниями чиновников «ниже», чем в развитых странах. Кроме этого давно и полностью были бы решены вопросы создания реальных рабочих мест для самозанятых, число которых у нас приближается к 3 миллионам человек, и которые, по сути, во всем мире также считаются безработными.

Гульнара АЛИБАЕВА, экономический обозреватель Azattyq Rýhy

Вам будет интересно
Не признающие авторитетов: как расчищаются чиновничьи ряды от вороватых рук
Как казахстанцев подсадили на иглу кешбэков и бонусов
Казахский ученый, покоривший весь мир. Что известно о номинанте на Нобелевскую премию?