Срочная новость«Неужели шмотки важнее образования?»: мальчик потребовал от министра открыть школы

Чужие дети никому не нужны

Сейтказин Ардак

Что происходит с выпускниками детских домов и кто несет за это ответственность

Фото: news.myseldon.com; baigenews.kz

Представьте себя девятнадцатилетним, Вы – первокурсник(-ица) без жилья, денег, работы, а самое главное, без родителей, у которых всегда можно спастись, согреться и поесть. Если для Вас такая ситуация граничит со смертельной, то для выпускника детского дома – это обычная практика, передает Azattyq Rýhy.

Знакомство с жизнью детского дома у меня произошло благодаря проекту «Наставники».

Для справки: Проект «Наставники» направлен на социализацию воспитанников детских домов и реализуется благотворительным фондом «ДАРА». Проект нацелен на помощь подросткам из детских домов сформировать необходимые для жизни навыки и умения через общение с взрослым наставником-другом.

Какие проблемы решает проект?

Наиболее часто у выпускников детских домов отмечаются слабые бытовые и коммуникативные навыки: они не знают, как добраться из одного места в городе в другое, не знают, как приготовить еду, куда обратиться, если приболел, сколько стоит сотовая связь и проезд на автобусе. Кроме того, не всегда понимают, насколько важно не опаздывать на работу, держаться подальше от подозрительных незнакомцев, уметь планировать бюджет.

Тем не менее речь пойдет не о самом проекте, а о том, с чем сталкиваются выпускники детского дома по завершении учебы в колледже или университете. Будучи наставником, я никогда не задумывалась, что будет с моей подопечной после того, как она окончит колледж. Я наивно полагала, что к моменту завершения учебного заведения ей будет выдана квартира от государства (она ведь стоит в очереди уже более 10 лет). Кроме того, я была уверена, что детский дом останется для нее домом, в который она может вернуться на некоторое время, пока ищет свое жилье или первую работу. На деле оказалось, что ребенку просто-напросто некуда было идти: из общежития выгоняют, детский дом закрыт на карантин, арендовать жилье нет финансовой возможности, а найти работу в период пандемии молодой девушке без опыта работы совсем не просто. Что делать?

Я обратилась за советом к директору проектов и программ благотворительного фонда «ДАРА» в Нур-Султане Айнур Аймурзиной.

Получают ли выпускники детского дома какие-либо подъемные деньги, которые помогут им обустроиться в первое время? 

Айнур Аймурзина: Если говорить про подъемные деньги, всем выпускникам Астанинского детского дома, или как он сейчас называется «Центр поддержки детей», выдается абсолютно одинаковое пособие в размере 2 МРП, что составляет чуть более 5000 тенге. Сумма смешная.

Также действует проект Сары Алпысовны Назарбаевой. Это государственная образовательная накопительная система. Деньги выделяются только на учебу определенным категориям детей, далеко не всем. Если ребенок есть в этой системе, то от государства в момент обучения он уже не получает стипендий или других выплат по социальному пакету. Кроме того, чтобы выиграть этот грант, множество условий должны быть соблюдены. Например, ребенок должен хорошо учиться.

К сожалению, существует миф, что дети получают большую сумму подъемных денег. Это далеко не так, большинство из них после выпуска остаются без средств к существованию.  

Я знаю, что моя подопечная стоит в очереди на получение квартиры. К какому возрасту обычно ребята эти квартиры получают? Живут ли они в них сами?

А.А.: Давайте рассмотрим на примере Нур-Султана. Для того чтобы ребенку встать в очередь на получение государственного жилья, у него должен быть подтвержден статус сироты или статус ребенка, родители которого лишены родительских прав, кроме того, у него должна быть трехлетняя прописка в городе.

Например, в пятилетнем возрасте ребенок попадает в детский дом. Он нигде не прописан. Статус у него не подтвержден, и присваевается он не сразу после лишения родительских прав. Когда статус все же присвоен, его должны прописать в детском доме, и только по истечении трех лет он может претендовать на место в очереди на получения государственного жилья. Вопрос очень бюрократический, сроки зависят от того, насколько хорошо работают сотрудники детского дома. Следует отметить, что по достижении 29 лет детей могут снять с очереди.

В 2019 году выпускникам детского дома выдавались арендные квартиры без права выкупа. Это социальное жилье, платить нужно было около 25 000 тенге в месяц. Однако жилье опять же выдавалось не всем. Тем, кому предлагали этот вариант в 2019 году, было уже по 25 лет и старше, то есть выпустились они 5-6 лет назад. Где они жили все эти годы, непонятно.

Очередь на получения жилья движется очень медленно, особенно в больших городах.  Кому повезет, тому повезет. Ребятам приходится выкручиваться. Если кому-то дали квартиру, то в этой квартире могут жить и другие ребята из детского дома. Если квартиры нет, то ребята арендуют жилье и живут по 7-8 человек в «однушке».

Что ждет выпускников детского дома? Какая помощь от государства для них предусмотрена и что происходит на самом деле?

А.А.: Этот вопрос самый сложный, потому что после выпуска дети принадлежат сами себе. Какая у них судьба? После 9-го или 11-го класса они выпускаются и поступают в колледжи или высшие учебные заведения, если повезет. Работы нет, жилья нет, в лучшем случае будет стипендия. Но и это под вопросом, потому что не все хорошо учатся. Государством ничего не предусмотрено. Важным критерием в выборе учебного заведения является не его качество или специальность, на которую хочет поступить ребенок, а, скорее, наличие общежития. Они идут по проторенной дорожке, которой шли предыдущие выпуски, а именно поступают в те заведения, у которых есть квоты на принятие детей-сирот, где обычно учатся дети-сироты со всего Казахстана. Условия там почти такие же, как и в детском доме.

Грубо говоря, большинство детей остаются на улице. Вынуждены ли они возвращаться к своим родителям? Как часто это происходит?

Тут опять все индивидуально. Многие не хотят возвращаться. Даже если они лелеют надежду на счастливую жизнь с мамой после выпуска из детского дома, искренне веря, что мама их ждет, то это желание быстро пропадает, когда они видят, как дела обстоят на самом деле. Хеппи-энды бывают очень редко.

Кто следит за судьбой детей – вопрос очень сложный. Есть такое понятие «исчезнувший с радаров». Никто не мониторит этих детей. Может, какие-то первые два три года будет мониторить сам детский дом. Поэтому и статистика страшная: 10% заканчивают жизнь самоубийством, многие попадают в криминальную среду, не доживают до 30 лет.

Если в больших городах есть хоть какой-то мониторинг, например, в Нур-Султане в виде фонда «ДАРА», мне страшно представить, что происходит в областных детских домах, в селах. Дети никому не нужны. Почему страшна проблема детей-сирот? Они выходят неподготовленные в этот мир, с ними все прощаются в 9-м классе, когда им 15-16 лет. Они становятся молодыми взрослыми, неполноценнами членами нашего общества, которое, в свою очередь, не готово их принимать.

Именно поэтому мы и запустили проект «Наставники». Хотелось бы отметить его важность. Нам как детскому благотворительному фонду по уставу можно работать только с детьми, юридически это юноши и девушки до 16 лет. Детям, которые даже чуть старше 14-ти лет, уже трудно находить наставников из-за сформированного характера: они не всех принимают, да и не все наставники могут сдружиться с детьми постарше. А с выпускниками работать еще сложнее.

Когда наставники приходят к детям, они становятся их проводниками во внешний мир, помогают поддерживать связь с внешним миром. Даже если после выпуска наставник и ребенок не общаются больше каждую неделю, наставник все равно следит, что происходит с ребенком.

Я провела небольшое исследование, но так и не нашла организаций, которые бы могли помочь выпускникам детских домов с трудоустройством. Я не жду, что написанное мною или сказанное Айнур даст толчок каким-либо масштабным изменениям. Но я искренне надеюсь, что несколько человек захотят вступить в ряды наставников. Не из жалости, а из желания помочь маленькому человеку понять, как устроен наш мир. Наверное, это единственное, чем мы можем помочь здесь и сейчас.

Александра КУЗЬМИНА

Вам будет интересно
Казахстан vs Россия: кто лучше держит удар пандемии?
Преемственность внешнеполитического курса – гарант авторитета и состоятельности Казахстана
О повышении эффективности государственного аппарата в рамках деятельности «Nur Otan»