Страсти по «черному золоту»: как запрет США на импорт российской нефти отразится на Казахстане

Сможет ли республика продолжить экспорт нефти за рубеж, рассказал эксперт

Фотоколлаж Azattyq Rýhy, фото: Егор Алеев / ТАСС, kremlin.ru, wordpress.com, tetis-21.kz

Роль нефти в отечественной экономике сложно переоценить. При этом нефтяные связи между Россией и Казахстаном давным-давно и накрепко переплелись. Поэтому многие казахстанцы всерьез задумались о судьбе отечественного углеводородного сырья, когда в довесок к целому пакету уже принятых антироссийских санкций президент США Джо Байден объявил и о полном запрете на импорт нефти и газа из России. Он назвал этот шаг ни много ни мало, а ударом «по главной артерии российской экономики». В свете последних геополитических событий и незаставившего себя долго ждать крутого тенгового пике волей-неволей возникают вопросы, а может ли очередной «удар» по российской экономике отрекошетить и на продажах за рубеж казахстанского «черного золота» и как, в конце концов, подобные запреты скажутся на них самих. В этих нюансах разбирался корреспондент Azattyq Rýhy.

После череды принятых санкционных мер заявления американских политиков еще и о запрете на импорт российской нефти и газа многими было воспринято как возможная причина для ограничения экспорта казахстанской нефти.

Эксперт-аналитик нефтегазовой промышленности Артур Шахназарян убежден в том, что причин для беспокойства у казахстанцев нет. По его словам, для начала необходимо хотя бы прочесть соответствующий документ о запрете. Пока решение об этом не одобрено, сам текст запрета неизвестен, и какие именно ограничения будут, точно сказать нельзя. Другими словами, запрет на импорт в США российской нефти для Казахстана пока ничего не значит, а в подобных американских решениях и законопроектах зачастую включаются некоторые «исключения», которые нивелируют заявленную цель.

«Основные объемы казахстанской нефти идут транзитом по трубопроводу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) через Россию, и намека на то, что транзитная казахстанская нефть попадает под запрет, нет. А раз пока этого нет, все будет по-прежнему», – подчеркивает эксперт.

Напомним, что наряду с российскими компаниями, которые отправляют свою продукцию за рубеж, в КТК входит АО «Национальная компания «КазМунайГаз» с долей в 20,75% в этом проекте. Отметим, что протяженность системы КТК составляет 1 511 километров. По маршруту трубопровода Тенгиз – Новороссийск транспортируется более двух третей, то есть большая часть всей экспортной нефти Казахстана, а также сырье с российских месторождений, в том числе расположенных на Каспии.

В самом Каспийском трубопроводном консорциуме поспешили успокоить и заверить: морской терминал работает штатно и в запланированном рабочем графике.

«В настоящее время Морской терминал КТК в Южной Озереевке под Новороссийском работает штатно. Все отгрузки осуществляются в соответствии с планом-графиком и заявками грузоотправителей. Среднесрочный план-график не претерпел существенных корректировок. Все заявки грузоотправителей утверждены», – рассказали в пресс-службе КТК.

В свою очередь на сайте правительства США также подтвердили, что антироссийские санкции не распространяются на казахстанскую нефть, которая транспортируется в западные страны по системе трубопровода КТК.

«Запрет на ввоз от 8 марта 2022 года распространяется на импорт определенных товаров, которые производят в Российской Федерации, и исключает импорт товаров, которые не производятся в Российской Федерации, даже если такие товары транзитом проходят через территорию России или вывозятся из нее», – говорится в сообщении.

По словам Артура Шахназаряна, называемая всеми российская нефть, которая экспортируется в США, географически ею не является. На самом деле это тяжелая нефть, добываемая российскими компаниями в Венесуэле на нефтеносном поясе Ориноко. Сама же Венесуэла давным-давно находится под санкциями и свою нефть напрямую не экспортирует. При этом многие американские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) работают только на этом сорте черного золота.

«Чтобы американские НПЗ не несли убытки, рассматривали два варианта. В первом случае США продолжает покупать нефть напрямую у Венесуэлы, а вся оплата идет на оппозиционному политику Гуайдо. Во втором случае покупают через посредника, которыми стали российские компании, они и рассчитываются самостоятельно с правительством Мадуро», - поясняет Артур Шахназарян.

Проблема в том, что тема поставок тяжелой нефти очень важна для США, потому что это производство мазута и гудрона и заменить ее нечем. Венесуэла находится под санкциями, покупать напрямую можно через российские компании. Другой крупный поставщик тяжелой нефти – Иран, который, как известно, также находится под санкциями по экспорту нефти, причем даже еще большими, чем Венесуэла. К тому же Джо Байден, став президентом США, запретил строительство нефтепровода из Канады – предназначенный как раз для тяжелой нефти, которое в свое время разрешил Дональд Трамп.

По мнению Артура Шахназаряна, Казахстан все же может поставлять в США тяжелую нефть, например, с месторождения Северное Бузачи. При этом очень занимательным фактом во всех этих «нефтяных страстях» является то, что этим самым месторождением Северное Бузачи когда-то владела американская нефтяная корпорация Texaco, которая позже вошла в состав другой американской энергетической компании Chevron. После месторождение Северное Бузачи приобрела китайская компания. Таким образом, теоретически, с натяжкой, Казахстан может поставлять тяжелую нефть в США. У нас имеются две-три маленькие компании, которые добывают ее.

«Но речь идет об очень небольших объемах. Мы можем немного обеспечить потребности США в тяжелой нефти, но и этот объем придется просчитывать. Надо смотреть общие свободные объемы, можно ли где-то нарастить, просчитать логистику, так как у нас нет прямого автоматического доступа в систему экспортных нефтепроводов. Скорее всего ситуация прояснится в июне, к тому времени либо воюющие стороны заключат какое-то перемирие, либо в Киеве будет другая власть. В любом случае, с антироссийскими санкциями на сегодняшний день заполнить все потребности США в тяжелой нефти, выступить в роли спасителя мы не сможем. Опять же, надо дождаться текст самого документа о запрете на экспорт российской нефти, какая там будет конкретика», – заключил Артур Шахназарян.

Новости парнеров
×
Информационная продукция данного сетевого ресурса предназначена для лиц, достигших 18 лет и старше.