Срочная новостьГибель водителя Гелендвагена на ВОАД попала на видео

«Чем только думают чиновники!»: эксперты раскритиковали власти за дорожающие продукты

Сейтказин Ардак

Традиционные акиматовские обходы магазинов и рынков они назвали чистым популизмом

Фотоколлаж: AR; фото: zakon.kz; today.kz; astana.gov.kz; 24.kz

Пандемия и карантин существенно ударили по экономической ситуации в стране. Доходы у большинства казахстанцев снизились, а вот цены только растут. Причем скачок стоимости произошел в самой значимой нише – продуктах питания. Ведь именно на продовольствие рядовые семьи тратят большую часть заработка и пенсий. Правительством применяются меры по сдерживанию цен, однако экономисты всю эту работу назвали неэффективной, передает корреспондент Azattyq Rýhy.

Пандемия коронавируса в стране, выражаясь крылатой фразой главного санврача Алматы Жандарбека Бекшина, «наконец-то» пошла на спад. Но ее последствия до сих пор остаются в топе самых обсуждаемых тем среди рядовых казахстанцев. Карантин, сокращение заработка, а тут еще и рост цен на продовольствие. К слову, в ноябре прошлого года эксперты института мировой экономики и политики (ИМЭП) проводили исследование, основанное на данных Комитета по статистике. Так вот согласно анализу, усредненная казахстанская семья в 2019 году тратила на продукты питания 50% своего дохода.

Результаты исследования были основаны на опросе 12 тысяч домашних хозяйств, проживающих во всех областях страны, а также в Нур-Султане, Алматы, Шымкенте. Выяснилось, что 43% респондентов больше половины своих доходов тратит на продукты, каждая третья семья при этом вынуждена экономить на питании.

«Каждая третья семья экономит на питании, что фактически означает неполноценный рацион. И если для взрослого человека это имеет меньше рисков, то на детей и подростков это может иметь жизненно важный эффект. Из-за низкого уровня дохода и высоких расходов на продукты питания казахстанцы лишены возможности совершать накопления, более того часть из них была вынуждена влезть в долги. Это приводит к тому, что казахстанцы не готовы к потрясениям, они крайне уязвимы перед ухудшением экономической ситуации», – отметила в ноябре 2019 года эксперт ИМЭП Камила Ковязина. 

Собственно, в этом году ухудшение экономической ситуации, о котором говорили эксперты, и случилось. При этом цены на социально значимые продовольственные товары с начала года выросли на 4,4%. Эти данные на заседании правительства, 15 сентября, озвучил министр торговли и интеграции Бахыт Султанов. Повлияли это карантин, изменение в логистике и дефицит в межсезонье.

Теперь, скорее всего, экономить на питании вынуждена уже не каждая третья, а абсолютно каждая простая семья.  

«Цены растут, потому что есть спрос. Когда растет спрос, растет и цена на товар. Почему у нас в этом году по сравнению с прошлым, спрос на продовольствие вырос? Потому что объем выпуска остался прежним, а люди во время карантина в основном тратили свои деньги на продовольствие. Не покупали одежду, отказывали себе в других тратах. Большая часть денег ушла на продовольствие, поэтому и цены растут. В этом году также некоторые цены выросли из-за изменения курса валюты. Та часть продовольствия, которую мы покупаем за рубежом – кофе, чай, фрукты – подорожала в разы», – говорит экономист Сапарбай Жубаев.

По мнению экономистов, чиновникам в росте цен нужно учесть простейший фактор – то, что предложение сейчас не может удовлетворить спроса населения. Достаточно вспомнить ажиотаж вокруг дефицита лекарств. Ведь цены на препараты тогда росли как на дрожжах. Практически аналогичная ситуация происходит и на рынках, и в супермаркетах. Как говорится, бизнес и ничего личного.

«У нас обычно бывает популизм, когда акимы ходят по центральным рынкам, смотрят, чтобы цены не повышали. Это же популизм для телевидения! Чиновники не знаю, чем думают! Это не работает в рыночной экономике!», – считает экономист Арман Байганов.

Но официальные органы и СМИ упорно твердят дежурное: правительство и акимы не сидят, сложа руки. Одними визитами с ревизиями на рынки, по их данным, чиновники не ограничиваются. Якобы были приняты меры по регулированию стоимости продуктов питания. В период ЧП в стране даже ввели предельно допустимые цены на социально значимые товары.

Еще вам в который раз расскажут, что с марта по сентябрь этого года для недопущения роста цен власти снижали ставку налога на добавленную стоимость с 12% до 8% на импорт и реализацию социально значимых продуктов.

Вишенкой на торте у пропаганды выступают стабилизационные фонды. Там, по официальным данным, сегодня хранится 27,7 тысяч тонн продовольствия.

А теперь предлагаю ознакомиться с мнением наших экспертов об этих стабфондах.  

«Склады арендуют, туда закупают осенью определенное количество капусты, картофеля. Сколько случаев, когда СПК закупала продукты дорого, а к осени цена на них наоборот упала. Это же риски. Не один предприниматель так бы со своими личными деньгами не обращался. А у нас как? На бюджетные деньги купили. Отрапортовали, что у нас запасы есть тоннами. А как хранится, где хранится, в каких условиях? А сколько там сгнило овощной продукции? Кто за это отвечает? Зачем закупать? Можно же с предпринимателями заключить договоры. Возьмем, например, один маленький район в Алматы. Допустим, Акимат Алмалинского района знает, сколько у него социально уязвимых семей. СПК заключает договор с магазинами, акимат дает им список людей, кому по определенным ценам нужно реализовать товар. Предприниматель отдельный кассовый аппарат берет, отдельный отчет ведет. По истечение квартала он предоставляет отчет, а маржу, которую он должен был добавить, ему субсидирует государство. Сколько можно было бы так сэкономить. Сейчас же система вообще неправильная. И естественно будет недовольство людей», – говорит член Общественного совета Алматы Нурлан Жазылбеков.

«Стабилизационные фонды при СПК создают. Это с одной стороны хорошо, когда бывают резкие скачки цен. Но это тоже не бесплатно, выделяются огромные средства из бюджета. И существенной силы это не имеет при рыночной экономике. Запасы стабфондов могут лишь на короткое время сдержать резкие колебания цен», – вторит ему Арман Байганов.

Критике эксперты подвергли и ярмарки, и социальные рынки, которые организуют акиматы областей и городов.

«Возьмем эти социальные рынки. Это отдельная тема для разговора! Вы посмотрите, что наши фермеры близлежащих районов – Таплгарского, Илийского, Карасайского – не могут попасть в Алматы на рынки. В прошлом году мы сделали ревизию этих рынков, там такой бардак! Там мясо продают с нарушением санитарных норм. Обратились туда три фермера района, не могли продать малину. Им дают договор, и ставят на очередь, что смогут продать, когда освободится место. А посмотрите, кто там работает? Представители «Алтын Орды» (рынок в Алматинской области – AR). Эти рынки предназначены для самих фермеров, чтобы он вырастил товар, привез и намного дешевле продал горожанам. Но там есть коррупционная составляющая. Там бардак. Ведь цены на «Алтын Орде» регулируют некие лица, которые незаконными действиями препятствуют реализации товаров фермеров по более сниженным ценам, не дают возможности. Такой беспредел, как на «Алтын Орде» и будет способствовать росту цен на товары», – возмущается Нурлан Жазылбеков.

«Ярмарки те же самые у нас в Нур-Султане проводят. Я понимаю, что, если приезжает Акмолинская область. Это хороший потенциал для продажи. Но у нас раньше в Нур-Султане проводили ярмарки, и приезжали фермеры из разных областей Казахстана. Даже из Атырау приезжали, за 2 тысячи километров. Это же популизм! Потому что предприниматели, которые сюда едут, они же приезжают за свой счет, технику нанимают. На дорогу же они больше потратят, приезжают себе в убыток. Акиматы навязывают им, в этом нет никакой экономической рентабельности для сельхозников. Каждая область должна делать ярмарки в областном или в районном центре, чтобы это было без налогообложения, с бесплатными торговыми точками. А все остальное только в ущерб делается и без того слабым сельхозникам», – говорит Арман Байганов.

Теперь о методах сдерживания цен. В ручном режиме в Казахстане, как упоминалось выше, были обозначены «потолки» – то есть предельно допустимые цены на социально значимые товары. Здоровый рынок, уверены наши респонденты, не нуждался бы в подобных архаичных методах. Путем справедливой конкуренции определялась бы наиболее выгодная покупателю цена. Но в ситуации, когда страна в буквальном смысле кормится за счет импорта, государству приходится действовать пожарными способами. Но и они в современном мире не работают.

«Сдерживание цен на продукты, которое практикует у нас правительство. Но если высокая себестоимость товара и низкая производительность, инфляция, техника подорожала, как тогда быть? Если сдерживать цены, то это просто может стать невыгодным для производителя. Государство зафиксировало определенную стоимость. К чему это может привести? К краху отрасли. В следующем году сельхозники могут уже ничего не производить. Это может привести к дефициту товаров. Это мы проходили при СССР. Когда регулируют цены, это приводит к дефициту, может образоваться черный рынок», – продолжил Арман Байганов. 

Так что, собственно, предлагают эксперты, чтобы сдержать рост цен? В первую очередь удовлетворить спрос казахстанцев.

«Нужно насытить рынок дешевой продукцией, а, чтобы насытить нужно применять новые эффективные технологии в отраслях сельского хозяйства. Чтобы одно предприятие могло производить больше в 1,5-2 раза, чем при старой методологии. 

Почему у нас хлеб и мука дорожают? Потому что у нас пшеницу выращивают старым методом, который применялся еще при СССР. То есть землю вспахивают, культивируют, потом идет посев. А весь мир применяет новый аргентинский метод. Землю не перепахивают, а приподнимают почву, при этом сохраняется влага в почве и сохраняется плодородие. Этот метод более эффективный. Если бы наш Минсельхоз повысил бы субсидирование тем, кто применяет новые методы посева зерновых культур и выдавал бы им побольше субсидий, то смогли бы заинтересовать и других фермеров. У нас бы повысилась урожайность, себестоимость была бы ниже, то и цены в магазинах на продукты были бы ниже. Новые и современные технологии нужно применять на всех направлениях. Те же самые теплицы. Около 60-70% теплиц у нас находятся в Шымкенте и Туркестанской области. А почему на севере не делают? Потому что холодно и не выгодно платить за отопление и прочее. Затраты уходят на обогрев теплицы. А я предлагаю новый метод, он забытый уже – строить подземные теплицы. Министерству сельского хозяйства надо сделать упор на разработку новых проектов», – предлагает Арман Байганов.

«Регионам сегодня нужно активно развивать аграрный сектор. Неужели мы не можем обеспечить мясом? Мясо растет в цене. Какая-то налоговая политика должна быть, которая была бы выгодна и государству, и предпринимателю. В случае не повышения цен, предусмотреть какие-то льготы. Те же самые ярмарки – там должны торговать люди, у которых на руках есть патенты на ведение крестьянского хозяйства, которые производят сами продукцию. А посмотрите наши ярмарки. Продают бананы и мандарины, которые у нас не растут. А местные фермеры туда попасть не могут и это факт!», – заключил Нурлан Жазылбеков.

Вам будет интересно
Кому нефть? Минэнерго распродаст казахстанские месторождения на аукционе
Госшопинг: авто за 17 млн – полиции, новогодние украшения – для чиновников
Миллиарды в одни руки. Кто получает откаты с тендеров?