Срочная новостьПри пожаре на месторождении погибли трое рабочих в Кызылординской области

Почему инвесторы бегут из Казахстана?

Сейтказин Ардак

Иностранный бизнес сталкивается здесь с ворохом проблем, и коррупция – не главная из них

Фотоколлаж, facebook.com/natalia.malyarchuk

Знаете ли вы, что крупнейшим иностранным инвестором в Казахстане являются Нидерланды? Не Китай, который определенной группой казахстанцев воспринимается как раздражитель. Поднебесная не входит даже в тройку. Впереди, помимо Нидерландов, США и Швейцария. Но не ранжирование стран привлекло мое внимание в этом коротком сообщении от коллег, а то обстоятельство, что лидер данного списка серьезно сокращает вложения – на 8,3% по сравнению с прошлым годом (12,1 против 12,5 млрд долларов за 6 месяцев). Эта информация как-то не вяжется с тем, что мы слышим с высоких трибун. Всю независимость первые лица настойчиво призывают: «Приезжайте, вкладывайте». Неизменно они повторяют и то, насколько важен для благополучия страны иностранный капитал. Говорят, все условия здесь создаются. Чего уж там, целую национальную компанию содержим! Это помимо бесчисленных «окон» при акиматах. И тут бы впору задуматься: «С жиру бесятся заморские компании». Но в условиях Казахстана торопиться с выводами – роскошь непозволительная. Поэтому с помощью Натальи Малярчук, экс-главы ОФ «Transparency International Kazakhstan», а ныне бизнес-консультанта, попробуем разобраться: все ли условия по факту созданы для инвесторов, работают ли эти условия корректно и с какими трудностями в целом сталкиваются заезжие бизнес-гиганты.

Крупнейший инвестор сокращает вложения в Казахстан

Несколько лет назад другие аналитики привели не менее любопытные факты. Эксперты опросили самих бизнесменов и выяснили, что же им мешает процветать в Казахстане? С большим отрывом тогда победила «бюрократия», далее «финансовый рынок», «налоговый и финансовый режим», «правовая инфраструктура /темпы перемен в сфере права», а также «валютный контроль». Обывателю в моем лице казалось, что главная наша беда – коррупция. Приезжает воодушевленный бизнесмен, заходит к нашим чиновникам, а те перед ним характерно перебирают пальцами, имитируя шелест купюр. И вот еще вчера полный энтузиазма и оптимизма инвестор, выходит из кабинета, мягко говоря, в смятении. Фантазией это оказалось лишь наполовину.

«Даже если к чиновнику подходить, то первый вопрос: «Сколько в бюджет денег дадите?». Для компании это плохой вопрос, для инвестора. Потому что это выглядит как вымогательство, даже если таковым не является. И в большинстве случаев, это не является вымогательством. Просто у наших чиновников понимание такое, что инвестиции – это деньги», - сказала Наталья Малярчук.

Другое заблуждение по поводу чрезмерной опеки государства и создания всех условий. На бумаге действительно страна заботится об инвесторе. Тот же «Kazakh Invest» со стороны выглядит глыбой, чуть ли не еженедельно привлекающей в страну миллионы долларов. Создан Координационный совет по вопросам привлечения инвестиций, к тому же, обслуживать у нас любят по принципу одного окна: без лишней беготни узнай все здесь и сейчас. В таком формате, например, работает единая экосистема по работе с инвесторами, объединяющая на площадке МФЦА все институты развития. Повторюсь, на бумаге все это есть, а на деле еще поискать нужно.

Та же Наталья Малярчук утверждает, что, пройдя все эти бесчисленные окна, инвесторы все равно вынуждены обращаться к ним, к бизнес-консультантам. Ведь «помощь» ограничивается рассказом об общих процедурах, а дальше - иди и решай эту проблему сам.    

Теперь о рисках, с которыми сталкиваются компании. Прежде всего, по мнению эксперта, это регуляторная политика. Инвесторы бегут от нестабильного законодательства. Далее это дополнительные налоговые ограничения либо дополнительные налоги в принципе, сертификация, вопросы, связанные с администрированием деятельности иностранных юридических лиц в Казахстане. Все это сейчас даже на бумаге далеко не совершенно.

Приведу, лишь один пример. В Актюбинской области бизнесмен планировал запустить теплицу 5 поколения. Не сумел. Причина в несовершенстве законодательства: представьте, в СНиПах нет требований по теплицам данной категории. И здесь речь идет только о теплице, привычном, можно сказать, объекте для нашей страны. А если условный IT-гигант захочет здесь развивать одно из сверхтехнологичных направлений? Совсем без шансов.

Отсутствие значимых преференций. Опять же пофантазируем на тему корпоративной социальной ответственности. Все-таки в развитом мире традиция делиться устоялась давно, и там, скорее, стыдно не заниматься благотворительностью. Так вот, оказание любой подобной помощи в нашей стране превращается для инвесторов в головную боль и кошмар. Себе дороже выходит. Необходимо либо продать, либо списать активы. Вот и придумывают компании окольные пути с созданием благотворительных фондов и неправительственных организаций.  

И последнее. С инвестициями, как и со всем остальным, мы стремимся сделать все красиво, пустить пыль в глаза. Сами толком не разобрались – куда и на что привлекаем, а позиционируем себя в роли финансового центра региона. Трудно не согласиться с мнением Натальи Малярчук, которая рекомендует свыкнуться с мыслью, что наш рынок – не приоритетен для иностранцев. С точки зрения объема прежде всего. То есть, у нас нет огромного числа потребителей. Это касается сферы товаров и услуг, про добывающий сектор говорить не приходится – он закрыт для инвесторов, потому что банально давным-давно уже распределен между крупными компаниями. Остается заняться самоидентификацией: мы хороши географически. Почему бы не стать транзитной, если так можно выразиться, площадкой? Предоставить бизнесу возможность выхода на целый регион. Но нет, мы же ЭКСПО провели и Универсиаду, инвестиции для нас – исключительно длинный Франклин.    

Что поменять?

Наталья Малярчук, бизнес-консультант:

Основное, если говорить про действующих инвесторов, всем необходима стабильность законодательства. Она отсутствует. У нас каждый месяц меняется регулирование, у нас на следующий год только введение сразу пяти дополнительных налогов и сборов, которые сейчас для инвесторов являются большой головной болью.

У нас законодательство меняется с каждым новым министром, реформой правительства, либо Парламента. Приходит новый чиновник – начинается реформа.

Наталья Малярчук на фото в центре 

Действующее законодательство есть, но оно не применяется, как и во всем. Нам надо успокоиться и понять, чего мы хотим, какие отрасли нам нужны, что нам нужно развивать и во что вкладывать.

Надо прекратить делать фокус на прямых инвестициях, денежных инвестициях. Принимать в качестве инвестиции работу самой компании, если она создает рабочие места, обеспечивает рынок какими-то товарами и услугами, то это тоже инвестиция, опыт, это технологии, которые сюда приходят. Если посмотреть все стратегии, которые у нас есть, то это фокус на финансы.

Если инвестор вместо транша в бюджет, готов построить завод, то почему нет? Это тоже инвестиции.

У нас для многих отраслей, которые во всем мире уже развиты хорошо, нет регулирования просто. Люди не могут сюда приехать работать, потому что у нас нет регулирования. У нас до сих пор не может в полной мере подключиться интернет-банкинг, который работает в той же России прекрасно.

У нас многих услуг просто нет, и нет их не потому что мы плохие или недоразвитые, у нас нет регулирования для этого.      

Матвей ЗУЕВ

Вам будет интересно
Экономисты – о кредите в 1,5 млрд евро: «Распихаем» по программам и будем искать, кто их украл
Госшопинг: авто для министров за сотни миллионов
Эксперт – о передаче Талгарской больницы частникам: Очередная схема отмывания денег