Срочная новостьВ Шымкенте задержан насильник, скрывавшийся от правосудия 7 лет

Система распознавания лиц в Казахстане: тотальная слежка или борьба с преступниками?

Ахметбеков Асхат

Как будет работать система национального видеомониторинга, рассказали эксперты

Фото Асета Кундакбаева

Сегодня завершились публичные обсуждения проекта правил функционирования Национальной системы видеомониторинга, которую предлагает внедрить в Казахстане Комитет национальной безопасности РК. Суть системы заключается в распознавании лиц. Так силовики хотят бороться с терроризмом и искать преступников. Однако эксперты считают, что под прикрытием безопасности каждый казахстанец может подвергнуться слежке. Люди тоже боятся того, что суперпрогрессивные камеры будут следить за каждым их шагом. Отдельные вопросы у них возникают по поводу хранения данных, учитывая, что в стране нередки случаи утечек не только информации, но и персональных данных. Эти моменты со специалистами разобрал корреспондент Azattyq Rýhy.

Документ КНБ опубликовал на портале «Открытые НПА». После знакомства с проектом стало ясно, что он основывается на двух ключевых моментах – камеры и система видеоаналитики. Помимо стационарных силовики предлагают устанавливать скоростные, поворотные камеры с обзором. А видеоаналитику обещают применять по части разыскиваемых лиц и тех, кто состоит на учете.

«Видеоаналитика организуется на стороне национальной системы видеомониторинга с интеграцией с базами специальных государственных органов и органов внутренних дел в части разыскиваемых лиц.

При попадании в обзор программного обеспечения лица, состоящего на учете специальных госорганов и органов внутренних дел, подается сигнал оперативно-дежурным службам пользователя для последующего принятия решения», – обозначено в проекте КНБ.

Правоохранители считают, что система распознавания лиц поможет бороться с правонарушителями, также технологии должны навести порядок на дорогах и снизить количество аварий. Однако у казахстанцев ожидания от видеомониторинга не такие радужные. Всего пять человек оставили свои мнения на сайте и все – против. Люди боятся, что попадут под тотальный контроль.

«Я против тотального контроля моей личной жизни», – пишет Лилия Гуляс.

«В соответствии с Конституцией о неприкосновенности частной жизни считаю, что этот проект не имеет права на существование в Казахстане», – считает Алена Нурлыбаева

«Это просто тотальная видеослежка, нарушающая неприкосновенность частной жизни», – вторит им Раиса Цебер.

С ними согласны и многие эксперты, в том числе и директор Центра анализа и расследования кибератак (ЦАРКА) Арман Абдрасилов. К теме неприкосновенности частной жизни мы еще вернемся, а пока узнаем о том, как все-таки работает эта система видеомониторинга. Эксперт говорит о том, что инструментов ее внедрения множество и развернуть сеть не представляет труда. К тому же системе не обязательно знать, кто вы.

«Она просто сравнивает изображение с изображением. То есть система может не загружать эти данные. Допустим, камера увидела вас где-то возле камеры, запомнила лицо. Через полчаса увидела ваше лицо где-то на проспекте, запомнила и поняла, что это один и тот же человек. Допустим, надо будет потом найти какого-то человека. И система может показать все места, где был этот человек. Или, допустим, украли у вас кошелек. Система может показать, кто подходил к вам ближе, чем на метр. Система может показать на какой машине вы ехали. Более того, она покажет все автомобили. Допустим, вобьете в нее «серая Toyota Corolla», и система покажет все такие автомобили и все места, где они были, как перемещались», – рассказывает Арман Абдрасилов.

«Скорее всего, мы будем брать китайские инструменты для этой системы. Там используются системы машинного обучения. И по изображению можно определить человека, даже если оно нечеткое. Идентифицировать человека можно даже по движениям», – поясняет ассистент-профессор Международного университета информационных технологий, директор Общественного объединения «Internet Society Kazakhstan» Талгат Нурлыбаев.

Сейчас системы могут обрабатывать огромное количество данных, находить человека по походке, по профилю или по голосу. Но, с другой стороны, чем больше государство увлекается новыми технологиями, тем ближе к вашей спальне они будут находиться. Личная жизнь может стать публичной. Это цена более или менее стабильной безопасности.

«Можно ли развивать камеры по всей стране? Не вопрос. Можно ли с их помощью распознать лица и найти преступника? Вообще без проблем. Приведет ли это к сокращению штата полицейских и повышению раскрываемости преступлений? Однозначно. Приведет ли это к тому, что усилится вторжение в частную жизнь? Однозначно да. Население должно понимать, что есть инструменты слежки, но бесконтрольно ими никто не будет заниматься», – утверждает Арман Абдрасилов.

У Талгата Нурлыбаева иное мнение. Эксперт опасается, что как раз-таки должного контроля не будет. Он утверждает, что силовики, прикрываясь целью безопасности и борьбы с преступниками, начнут использовать собранные данные в незаконных целях. Немало претензий вызывает и хранение материалов, учитывая, что у нас периодически возникают утечки.

«Мое отношение к системе негативное, потому что это задевает право на частную жизнь. Учитывая, что наши правоохранительные органы допускают всякие утечки, использование этих чувствительных данных может быть в каких-то других целях. Эти данные могут использоваться не для охраны правопорядка, а для каких-то незаконных целей, учитывая высокий уровень коррупции в правоохранительных органах. К сожалению, реальность такова. Борьба с терроризмом у нас зачастую превращается в борьбу с инакомыслием. Систему можно, например, использовать на митингах, составлении списка неблагонадежных людей.

Получается, просто система всеобъемлющей слежки за населением. Учитывая возможности современных технологий, это можно поставить на поток в автоматическом режиме и собирать всякие приватные данные о людях», – подчеркнул Талгат Нурлыбаев.

С ним полностью согласен известный юрист Жангельды Сулейманов. По его мнению, борьба с преступностью таким образом противоречит Конституции.

«У нас есть статья 18 Конституции: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни (личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства – AR)». И есть статья 39 Конституции, где написано, что ограничение любого права может быть введено законными способами и если это необходимо для сохранения порядка. Я считаю, что данная норма не должна вообще пройти, даже ради благих намерений, борьбы с терроризмом. Почему должны нарушаться мои права, чтобы поймать террориста? Ловите другими способами. Есть другие способы борьбы с терроризмом, которые не исчерпаны», – отметил он.

Система видеомониторинга сейчас – это история не про технологии. Это история про законодательство и частную жизнь. Лидером в области массовой безопасности является Китай, где наименьшее количество полицейских на 100 тысяч человек и очень высок процент раскрываемости преступлений. В Китае законодательство в этом плане лояльно и люди, в принципе, терпимы ко вторжению в их жизни. Хуже дела обстоят в европейском законодательстве, потому что жители принимают это как нарушение прав человека. Для них права и свобода человека – главная ценность. Именно по европейскому сценарию предлагает пойти юрист Жангельды Сулейманов.

«Многие приводят пример Великобритании. Там это началось, если не ошибаюсь, в 2011-2012 годах. И очень долго эта тема обсуждалась. Около пяти лет ушло на то, чтобы сгармонизировать проект, чтобы не нарушить права людей. Там так тщательно подошли к этому вопросу. Я боюсь, что у нас такой проект будет реализован не очень хорошо и быстро. Как это обычно происходит? Вот нам говорят: до такого-то числа сдайте ваши мнения. Эти мнения никто не читает даже, не то что прислушаться к ним. У нас несколько дней на это отдается, но в таких вопросах даже одного года для обсуждения мало», – заключил наш собеседник.

Вам будет интересно
Богатые рвутся к власти: бизнес-империи депутатов шымкентского маслихата
В «Самрук-Казына» новые директора. Мнение экспертов
Сможет ли Казахстан потеснить Россию на нефтяном рынке?