Срочная новостьМинздрав сообщил о новых летальных случаях от КВИ в Казахстане

Легализация оппозиции: политологи и депутаты – о политическом плюрализме

Сейтказин Ардак

Как реализуется одна из важнейших инициатив Президента 

gossipela.com

Парламентская оппозиция, проще говоря, представляет собой группу отдельных депутатов либо фракцию какой-нибудь партии, не принимающей участия в формировании Правительства. Так вот, это группа или объединение выступает с иной, быть может, прямо противоположной мнению большинства, позицией. Инакомыслящие, так сказать.

И вот этому парламентскому меньшинству решили дать право голоса. На законодательном уровне. Настоящая мера либерализации, необходимость которой полгода назад озвучил Касым-Жомарт Токаев.

На декабрьском заседании Нацсовета общественного доверия он прямо указал, что Казахстану «нужен институт парламентской оппозиции». Это, по своей сути, еще один шаг навстречу той части населения, которая открыто выражает несогласие по тем или иным вопросам. Именно таким образом должно учитываться общественное мнение.

О чем конкретно идет речь? Помимо упомянутого права голоса, законопроект наделяет парламентскую оппозицию полномочиями инициировать как минимум один раз за сессию парламентские слушания, не менее двух раз за сессию – правительственные часы. Кроме того, закрепляется возможность вносить альтернативные законопроекты к правительственным документам, с которыми оппозиционеры не согласны. Вместе с тем поправки в Конституционный закон гарантируют руководителю или представителю оппозиционных фракций право на выступление в ходе совместных заседаний палат Парламента, на пленарных заседаниях Мажилиса, заседаниях комитетов, рабочих групп, парламентских слушаниях и других мероприятиях, проходящих в стенах Парламента.

Еще один документ закрепляет выбор председателя одного из комитетов Мажилиса и секретарей двух постоянных комитетов именно из числа депутатов парламентской оппозиции.

То есть инакомыслящих в Казахстане планируется наделить практически теми же правами и обязанностями, что и в «прогрессивном демократическом мире», в сторону которого то и дело кивают некоторые деятели: выступай с инициативами, выражай несогласие с предложениями парламентского большинства, возглавляй комитет, принимай участие в совместных заседаниях Парламента… Все то, о чем мечтали и в реализацию чего не особо верили многие общественники. Свершилось то, за что боролись.

И вот тут, на мой взгляд, мы придем к наиболее интересному – оппозиционной перекличке. Кого же в итоге мы наделим правом голоса? Кому быть в гордом меньшинстве?

Но это, как говорится, уже последствия, а сейчас предлагаю ознакомиться с опрошенными Azattyq Rýhy политологами и депутатами.

Начнем со сдержанного оптимизма. Политолог Андрей Чеботарев доволен уже тем, что сам по себе институт парламентской оппозиции формируется в Казахстане. Эту меру он, без малого, называет началом легализации оппозиции в стране.

«В условиях, когда оппозицию не признают как таковую, легализация хотя бы парламентской формы оппозиции – это уже шаг вперед. Другое дело, кто будет реально выступать от парламентской оппозиции? Но это скорее всего покажут результаты выборов в следующий созыв Мажилиса Парламента. У нас вообще оппозиция нигде как институт политической системы не признана. Поэтому то, что сейчас дают возможность легализовать правовой статус хотя бы парламентской оппозиции, – это действительно мера либерализации.

У нас есть, например, Общенациональная социал-демократическая партия, которая является оппозиционной, есть ряд движений формальных и неформальных, которые тоже себя считают оппозиционными, и как они будут себя чувствовать в этих условиях, трудно сказать. Другое дело, что теперь после того, как во власти примут этот закон, оппозиция может требовать в целом своей легализации, чтобы были права, статус и гарантии», – считает Андрей Чеботарев.

Легализацию оппозиции, прежде всего, отметил и его коллега Ерлан Саиров. Политолог также высказался о рождении политического плюрализма.

И еще один любопытный аспект из его высказывания: акиматы, по мнению спикера, начнут активнее работать с общественниками. То есть ранее с ярлыком оппозиционера в госорганы вход был заказан. А теперь, выходит, голоса инакомыслящих не только зазвучат, но и будут услышаны.

«Принятие этого законопроекта имеет два очень крупных аспекта для политического процесса в нашей стране. Первый аспект: признание того, что оппозиционная деятельность не является деструктивной. Оппозиция является полноценным партнером для достижения стратегических целей государства. Второй аспект: для того чтобы были определенные сдвиги на законодательном уровне, должны быть обеспечены альтернативные мнения. Поэтому этот закон, который принят в первом чтении, нужно рассматривать как законодательное обеспечение плюрализма мнений в нашей стране. Законодательно гарантируются действия парламентского меньшинства в Парламенте. Предполагается, что будет гарантировано руководство определенными комитетами, также при формировании бюджета парламентское меньшинство будет иметь свое веское слово.

То есть на сегодня парламентское большинство, любая партия могла своим большинством голосов принять то или иное положение, в том числе бюджета, которое устраивает только большинство. Сегодня в связи с этим законом траектория меняется. И это только законотворческий аспект.

Теперь очень много есть у нас общественных активистов в регионах, с ними акиматы не работают, потому что есть устойчивое мнение, что они все являются оппозицией. Поэтому принятие этого закона существенно облегчит деятельность наших общественных активистов, которые работают в регионах. То есть фактически законопроект будет иметь мультипликативный эффект для развития плюрализма мнений и многообразия взглядов в стране», – поделился мнением Ерлан Саиров.

Здесь позволю себе отступление. В соседней России парламентская оппозиция формировалась годами. И годами же, вот загвоздка, росла зависимость ее членов – ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» – от господдержки. Судя по данным РБК, тенденция наметилась устойчивая, и по итогам, к примеру, 2018 года достигла 90% от суммарных доходов указанных партий.

Принцип финансирования там связан с числом полученных голосов на федеральных выборах, а государство еще и проводит «индексацию» стоимости одного голоса. Получается, крупные оппозиционные партии все больше зависят от государства – вплоть до выборов, когда «просыпаются» заинтересованные спонсоры.

Нужна ли Казахстану такая «оппозиция» – большой вопрос. Опять же возвращаемся к перекличке в рядах противников власти. Хочется слышать конструктив, без популизма на уровне детсадовского «я против, потому что против».

Ведь теперь пенять не на кого – инакомыслящие добились своего. Самое время посмотреть в зеркало.

А может, Казахстану пойти по пути Великобритании, где институт «оппозиции Ее Величества» формировался аж с XVII века? Там выражающие несогласие имеют особый правовой статус.

Вот и действующий депутат Ирина Смирнова говорит о «прогрессивном» законе. Она напоминает простую истину о том, что именно в споре рождается истина. Главное, чтобы диалог вели конструктивные стороны.

«Я считаю, что этот законопроект позитивный, прогрессивный, который позволит тем, кто является парламентской оппозицией, каждый государственный вопрос рассматривать с разных сторон и предлагать свою точку зрения. Понятно, что эта точка зрения может быть иная, нежели у той партии, которая заняла наибольшее количество мест. Может быть, она будет в каких-то моментах и одинаковая, если это прагматично и полезно для народа. Если на данный момент наибольшим количеством голосов можно проголосовать против определенного мнения, то в этом случае голос оппозиции все-таки будет услышан. Я считаю, что это позитивно, это прогресс. Это ведет к тому, что оппозиция уже не становится вне закона.

Будут возможности, что член оппозиционной партии может быть руководителем комитета. Например, сейчас семь комитетов, три партии. Предполагается, что даже при нынешнем раскладе уже три руководителя комитетов могли бы быть членами разных партий. Сколько у них будет мест, зависит от закона о выборах, то есть в зависимости от того, сколько во время выборов эта партия наберет голосов и в процентном соотношении будут определяться места.

Это достаточно прогрессивный закон на данный момент. По крайней мере, такого еще не было», – сказала Ирина Смирнова.

Вам будет интересно