Срочная новостьМассовая вакцинация от коронавируса начнется в Казахстане в начале 2021 года

Десять самых востребованных казахстанских художников-классиков

Ахметбеков Асхат

Международный аукционный дом Bonart составил для Forbes.kz рейтинг, основываясь на стоимости продажи картин именитых мастеров

Фото: pixabay.com

Прежде всего необходимо уточнить методику составления рейтинга. В учёт брались продажи произведений художников за последние три года в их количественном выражении, а не в денежном, передает Azattyq Rýhy со ссылкой на Forbes.kz.

Необходимо понимать, что, к примеру, одна акварельная работа Абылхана Кастеева в стоимостном выражении может быть эквивалентна 5 работам Сахи Романова. Также надо учитывать, что все произведения художников являются уникальными и имеют индивидуальную стоимость, зависящую от множества факторов таких как: время создания, сюжета, уровня исполнения, ... ну, и размера, конечно, тоже. Именно поэтому все параметры являются приблизительными и могут колебаться в довольно значительных пределах.

Ещё один немаловажный фактор - это плодовитость художника и общее количество его творческого наследия, находящегося в частной собственности. Например работ Тельжанова и Калмыкова очень немного находится в частных руках, а вот Шарденова и Романова - в разы больше. В тоже время, показатели рейтинга дают представления о востребованности того или иного автора на арт-рынке Казахстана в течении последних 3-х лет.

Первое место со значительным отрывом занимает самый, наверное, узнаваемый художник со своим живописным почерком Жанатай Шарденов

Писавший в своей исключительной пастозной технике c широкими динамичными мазками, он наполнял стремительностью и легкостью все, что наносил на холст. Зарубежные коллеги, увидев его работы, сравнивали их с Ван Гогом, а его самого называли казахским Шарденом, сопоставляя с известным французским живописцем XVIII века Жан-Батистом Шарденом.

Первое признание к Жанатаю пришло благодаря приехавшему в Казахстан в 1962 году американскому художнику Ронуэллу Кенту.  Далее, уже в Москве, Жанатая высоко оценил известный художник Мартирос Сарьян. Признание стало очевидным и очень долгожданным для Жанатая; наконец-то все не понимающие его манеру живописи вынуждены были вслед за мировым мастером увидеть в работах художника незаурядное и высокоталантливое мастерство.

Шарденов Жанатай, «50 оттенков серого дня». 1978 год. Холст, масло. 45х60 см

Эту картину можно сравнить с самой известной работой автора «Серебристые горы Алатау» которая хранится в музее А. Кастеева. Эта работа также написана в зрелом периоде творчества художника, овладевшего ярко выраженным чувством цвета, и, действительно, передает не менее 50 оттенков серого, от светлого, холодного, до темного и глубоко насыщенного. Цветовая палитра в сочетании с динамичностью мазка отражает авторский почерк мастера.

Следующим идёт знаменитый основоположник казахстанской живописи Абылхан Кастеев, фамилия которого известна самой широкой аудитории

Первый профессиональный художник-казах, несмотря на то что был учеником Николая Хлудова, по праву считается абсолютным самородком и мастером, упорно трудившимся с самых ранних лет и, вопреки всем трудностям, никогда не перестававший рисовать. Впервые рисунки Абылхана были замечены еще до революции - в то время он работал дворником, В Кызылорде были готовы принять даровитого юношу на обучение, но у него не было денег на билет туда. Всю свою жизнь Кастеев жил в нужде, но продолжал путь первого художника страны, как будто чувствуя свою важную роль и ответственность.

Долгая несправедливость, несмотря на все регалии и звания народного художника, преследовала запредельно скромного Абылхана, но, несмотря ни на что, он продолжал учиться и совершенствоваться в живописи, вошел в историю и показал пример сильного и несломленного борца за искусство.

Одна из основных особенностей реалистической живописи Кастеева заключается в его отношении к природе и в целом к миру: он настолько уважал и восхищался созданным творцом миром, что пытался старательно повторить ту красоту, которую видел, не посягая при этом на свои личные коррективы.

Абылхан Кастеев, «Жайляу». 1963 год. Бумага, акварель

Спокойный пейзаж пастбища, кажется, ничем не может быть взволнован. Перед нами солнечный день из жизни казахского народа и его близости к природе.

Художник не расставляет акценты, а все, что изображает, наделяет равными силами. Силу труда передает через доение кобылиц, важность семьи - через прогуливающегося отца с ребенком, в то время пока мать готовит вкусный обед на огне, аромат которого проносится через весь сюжет. Могущество природы передают горы. Туман наполняет пейзаж теплой дымкой. Создается атмосфера спокойствия и умиротворения.

На третьем месте с минимальным отставанием расположился художник кино и жизнелюбивый мастер лирико-эпических сюжетов Сахи Романов

Будучи с самого раннего детства наполненным глубоким чувством любви к своей родной земле, Сахи преодолевает путь от ведущего художника казахской киноиндустрии до мастера, внесшего значительный вклад в национальное изобразительное искусство.

Непросто выделить наиболее важные принципы в творческом выражении художника. Работая над своим стилем, Сахи уделяет особое внимание не только изображаемым типажам, поиску цветовых ощущений но и общему впечатлению от увиденного. Художник говорил, что для него важно «услышать цветовой звук земли, передать в цвете ее запах».

Сахи Романов. «В Юрте». 1970-е. Картон, гуашь. 80х100 см

Задумчивый образ и нерушимая поза изображаемого героя являются неким эмоциональным основанием, от которого исходит глубокая внутренняя мысль, невысказанная сдержанность. На втором плане показана семья, светлая, спокойная, теплая. Все убранство юрты заключает в себе тесную связь с персонажами, которые словно создают единый колоритный орнамент из приглушенных мягких красок.

Четвёртое место принадлежит выдающемуся графику Евгению Сидоркину

Так уж вышло, что самый «казахский» по своим работам художник был русским по происхождению. Конечно же, это было бы невозможно без любви, любви к красивой казашке Гульфайруз Исмаиловой. Благодаря ей он покинул Ленинград, где был на особом счету по уровню своего таланта. Приехав на родину своей жены, он глубоко проникся необыкновенным колоритом культуры, народом и обычаями.

Все работы Евгения отражают сильные чувства и уважение к новой для него культуре. Его графические фигуры с выразительными черными силуэтами и белыми линиями, твердые и пластичные одновременно, фактурны и композиционно смелы.

За свою серию литографических работ, написанных для книги «Читая Сакена Сейфулина», художник получил золото на выставке в Германии, где обошел Пабло Пикассо и других известных авторов. Помимо графики он создавал грандиозные монументальные росписи и мозаичные фрески. На всех этапах своего творческого пути не отходил от выбранного им изображения национального эпоса и в целом всего, что заключает в себя культура Казахстана.

Евгений Сидоркин. «Семья», 1960 год. Автолитография, 61х95 см

Все пространство этой работы заполняет семья, изображенная скульптурно точно. Семья, большая и сплоченная, устремленно движется вперед. Суровые и сосредоточенные лица взрослых контрастируют с беззаботностью детей. Использование лошадей символично и отсылает к кочевому образу жизни к постоянному движению, переменам.

Далее идёт новатор Салихитдин Айтбаев

Лидер нового поколения художников 60-тых годов. Ученик М. Кенбаева cмело и беспощадно уходил от академической живописи, много экспериментировал в стилях, увлекался кубизмом и в целом постимпрессионизмом, нередко обращался к символам и знакам, создавая метафоричные картины.

Творческий почерк Айтбаева постоянно менялся и становился более выдержанным в цветах и формах. Но что оставалась неизменно, так это первостепенная мощь и сила человека изображенного крупным планом и превосходящего не менее могущественную природу. Большинство работ отличает плоскостность в сочетании с четкостью фигур и смелой, яркой игрой цвета. Его масштабные, строгие и убедительные по силе мазки выдают пылкую и экспрессивную натуру, без страха движущуюся к новым временам.

Салихитдин Айтбаев. «Отдых чабана». 1975 год. Холст, масло 54х74 см

На представленной колористически яркой и контрастной картине с выраженным буйством красок спокойно и безмятежно прилег чабан: видно, что он не спит, а лишь сладко дремлет. Его лицо выражает счастливую улыбку, он нежно обнимает спящего малыша, словно боясь сменить позу и тем самым потревожить ребенка. Вся картина настолько пропитана теплотой и уютом, что даже яркие, маскарадно контрастные цвета интерьера становятся мягкими и спокойными, и в этом снова и снова узнается Айтбаев со своей способностью наделять изображаемых людей сверхкачеством менять окружающую действительность под себя.

Чуть ниже разместился высокохудожественный Молдахмед Кенбаев

Глядя на его картины, о художнике можно смело говорить как о человеке огромной силы духа, свободы и внутренней поэтической красоты - его даже называли «Неистовый Молдахмед». Кенбаев сумел красоту своей любимой степи изобразить еще более прекрасной и величественной, лошадей - еще более свободными и лихими, а людей - цельными и бесконечно увлеченными.

Его работы вызывают внутренний подъем духа. Даже писав в стиле соцреализма, Кенбаев умело дополнял изображение романтичностью и импрессионизмом. Именно изображение силы «Мгновения» было важным для пылкого художника. В его работах всегда можно увидеть какое-то определенное действие, будь-то разговор чабанов или сильный ветер, гнущий степные колосья. Все у Кенбаева дышит, говорит и излучает радостный свет.

Молдахмед Кенбаев. «Кошмоделие». 1958 год. Картон, масло, 50х50 см

В центре сюжета художник изображает традиционный для казахских женщин труд, валяние шерсти. Изображает в своей манере, в ярком колоритном ключе. В окружении чистой первозданной природы на первый план выступает ручной труд человека. Мягкие плавные линии пропитывают полотно и наполняют энергией весны, цветущей травы, теплого солнца и, возможно, зарождающегося чувства в образе девушки, которая смотрит вдаль на всадника.

Сразу за ним следует представительница прекрасного пола, первая професиональная художница-казашка Айша Галимбаева

Сейчас трудно представить живописный фонд страны без Айши и ее изящных, нежных натюрмортов, великолепных женских образов и тщательно прорисованных казахских национальных костюмов. Художница длительное время находилась в поиске своего стиля, экспериментировала, и в результате этого возникли колористически яркие, традиционно национальные, одушевленные, и просто прекрасные бытовые сюжеты, такие как цветы в вазе, вызывающе аппетитные бауырсаки, кумыс в традиционной посуде и разные другие предметы, которые вдруг становились чем-то значительным и живущим своей жизнью.

Также ее излюбленной темой были женщины, через которых художница передавала идеалы гармонии и красоты. А все картины отличает филигранное внимание к деталям, даже самым незначительным, но необходимым для создания законченного произведения.

Айша Галимбаева. «Вечность». 1980-е годы, холст, масло

Смелая по композиции картина изображает фрагмент из жизни маленького человека в колыбельной, среди цветущих весенних тюльпанов, образующих некий символический круг. Название картины звучит философски и говорит о том, что человек вечен: вот он родился и спокойно спит, а тем временем круг, по которому он пойдет, уже принял его в свой центр, из которого начинается движение в вечность.

Следующая строчка занята самым экстравагантным и загадочным Сергеем Калмыковым

Последний художник русского авангарда и, как он себя сам называл, первый гений.  В его гениальности сейчас уже ни у кого нет сомнения; собственно, и при жизни коллеги по цеху из Москвы, увидев его работы в 1950-х годах, признавали Сергея гениальным.

Калмыков легко играл со стилями, смешивая экспрессионизм с сюрреализмом, нередко использовал свой собственный фантастический стиль, который называл «Монстр» - в виде ломаных линий, аллегорических сюжетов, таинственных символов и знаков.

Его метафизическую живопись можно разгадывать бесконечно. При жизни художник был для всех великим чудаком, совершенно одиноким и отдавшим всего себя искусству. По разным подсчетам, художник оставил после себя около полутора тысяч работ и около десяти тысяч страниц рукописей.

Сергей Калмыков. «На острове Патмос». 1962 год. 67х57,5 см

На картине изображен овал, напоминающий изображение земли в географических атласах, только внутри овала мягкие расплывчатые линии и теплые краски создают пейзаж острова Патмос, который находится на другой планете. Весь рисунок выполнен в одной цветовой гамме с пластичными контурами и тремя возвышенностями в центре, словно создающими выпирающие препятствия на пути к солнцу.

Девятую строчку нашего рейтинга занимает народный любимец и самый тенгрианский художник Аубакир Исмаилов

Его смело можно назвать сыном земли, неба и гор - настолько, безгранично любя, он изображал свой родной край. Рожденный в бурную эпоху перемен, художник, обучаясь в Москве, сталкивался с такими мэтрами как Мейерхольд, Станиславский, Эйзенштейн и, несмотря на все возможности остаться в столице всех искусств, Исмаилов не смог забыть свою родную культуру с ее широким раздольем земли, бескрайним небом, величавыми горами и всем тем, что навсегда запечатлелось в его душе.

В пейзажах художника, мы в первую очередь видим необычный ракурс, с которого писал Исмаилов: он словно отрывался от земли, поднимаясь до уровня облаков, чтобы с них уже запечатлеть те чудеса природы, которыми так восхищался.

Все его работы заключают в себе гармонию. Его акварели легкие, воздушные и живые. Его панорамные пейзажи величественны по своему облику, сочны по цветовому решению и фактурно глубоки по своей перспективе. Исмаилова можно назвать первым художником Казахстана, который уходил от реализма к романтизму, украшая увиденное цветовыми эффектами и необычным ракурсом.

Аубакир Исмаилов. «Бартогай». 1970-е. Холст, масло. 200х140 см

Грандиозно-панорамный пейзаж ранней осени, что видно по ярко оранжевому окрасу деревьев и в целом всей кульминационной красочности природы. Картина поражает своим простором, глубиной и вниманием к деталям: речная пена от порывистого течения, тщательно прорисованные камни, деревья, скалы. Вся эта близкая, знакомая нам ярко-контрастная природа уносит в окутанные легким туманом, величественные и недосягаемые голубовато-лиловые горы.

Завершает рейтинг талантливый и неповторимый мастер аналитического искусства Павел Зальцман

Художник, график, писатель. Рисовать начал в юные годы, иллюстрируя советские журналы. Обучаясь у мастера школы аналитического искусства П. Филонова, навсегда сохранил его влияние на свое творчество.

Не имея профильного образования, Зальцман также учился живописи у своих, как он сам говорил, главных учителей - у Эрмитажа и Русского музея. Оказавшись в военное время в Алма-Ате, куда был эвакуирован с другими сотрудниками Ленфильма из блокадного Ленинграда, долгое время жил в привычной ему нужде и голоде. Далее работал художником Казахфильма и в свободное время писал работы, как говорится, для души: в аналитическо-фигуративной манере, крупным планом, изображая лица людей, наделяя их выражением задумчивости. Лица как образы передачи смыслов, аллегорий, мыслей. Техника его художественного почерка уникальна: в графике это скрупулёзно выверенные точки и тонкие штрихи, в живописи - использование масла с наложением друг на друга последовательных слоев.

Павел Зальцман. «Композиция с фигурами». 1950-е годы. Картон, масло, карандаш. 53х31см

На картине изображены манерные фигуры людей, полностью покрывающие полотно, в каком-то едином театральном действе. Разность этих людей очевидна и просматривается в одежде, выражении лиц, в устремленных в разные стороны взглядах. Возможно, это изображение портрета одного человека с его разными альтер-эго. Благодаря тому, что работа не дописана, зрители могут увидеть, как рисунок из резких, графических линий при помощи нанесения мазков становился мягким и объемным.

Вам будет интересно
За титул «Миссис Вселенная» поборется еще одна казахстанка
Жена Кайрата Нуртаса поборется за титул «Миссис Вселенная»
Пассажиров удивил оркестр в столичном аэропорту